Уделы Богородицы

Братья и cестры, здравствуйте! Сегодня мы поднимаем такую тему, как Уделы Богородицы – исторические места, столь тесно связанные с именем Девы Марии, что получили название Ее земного «жребия»: это Афонская гора, это Киево-Печерская лавра, это Дивеево, об этих и других местах прославления Девы Марии, явления Ею своих чудес, и силы, и заступления. Целью нашей темы будет возгреть в сердцах человеческих там, где это уже есть, любовь к Богоматери и «рачение» – любовное стремление к тому, чтобы призывать Ее в молитвах и всячески почитать Ее через праздники, чудотворные иконы и молитвенные обращения. И нам придется поговорить и про Афонскую гору, и про Печерскую Святую Лавру, и про другие места, где Матерь Божья явила Свое присутствие, заступление, помощь, спасение и возгрела навеки веру и любовь в людях, живущих там.

Здравствуйте, отец Андрей, меня зовут Георгий. У меня такой вопрос: почему Уделы Пресвятой Богородицы находятся не где-нибудь в Китае, а именно в европейской части? Потому, что распространение христианства главным образом шло в пределах Средиземноморья – в пределах того мира, который назывался – «Римский Мир». Там, докуда дошли римские легионы и там, где установилась римская цивилизация со всеми своими характерными признаками. Николай Бердяев говорил, что история античного Рима – это история подготовления к распространению христианства. Конечно, никто из античных людей этого не знал и не отдавал себе в этом отчет. Когда римляне воевали – они просто воевали. Они решали свои геополитические задачи, государственные и прочее. Когда они занимались философией, наукой и культурой, то они тоже не ставили перед собой сверхзадач. Ясно, что с усилием и с сопротивлением распространялось христианство. Потом, когда христианство нашло для себя твердую опору в лице этого бывшего языческого мира, уже оттуда начали посылаться миссионеры в Северную Африку, в Азию, в Эфиопию, Индию. До Китая добрались только иезуиты. После XVI века в Китае появляются христианские миссионеры – в основном, иезуиты. А до этого христиане и несториане в Китае были. И там даже есть памятники христианского присутствия, на китайском языке написанный несторианский Символ Веры на какой-то стеле.  Там христиане были, но их присутствие не сделало погоды. Больше всего миссионерствовали сирийцы. Их находили и в Монголии, и в Китае, и в Индии, и в Эфиопии. Они так расходились. Маленькая Сирия наплодила из себя огромное количество проповедников. Но это всё потом, тогда, когда уже были христианские империи, которые, собственно, и субсидировали, и покровительствовали, и поощряли христианскую миссию. А до этого родиной христианства стал греко-римский мир. У нашей цивилизации есть два источника: это Библия, которую мы имеем от евреев, и греко-римская цивилизация, которую мы имеем от греков и римлян. Конечно, Божьей Матери пришлось жить внутри этого мира. Она очень долгие годы прожила в Эфесе – нынешняя Турция, потом вернулась в Иерусалим. Матерь Божья несколько раз в своей жизни предпринимала длительные путешествия на кораблях. И Она получила себе в удел Эфес – это место, где Она долго жила. Иерусалим – это город Отцов, город святой, город Царя Давида – и там Она нашла временный покой на пару дней до Воскресения. А до этого Ее корабль приставал к Афону. Внутри этого европейского мира протекала насыщенная двухтысячелетняя история христианства и самые насыщенные первые несколько столетий. Поэтому там больше всего было явлено Ее чудес, Ее любви. А впоследствии вера была принесена, в основном, латинскими миссионерами: португальцы, испанцы принесли веру в Японию, в Латинскую Америку. Возникли целые христианские народы новые молодые – это бразильцы, мексиканцы, парагвайцы, уругвайцы, перуанцы, чилийцы и вся Латинская Америка. Она узнала Господа только в конце XV–началеXVI века с большим трудом. Туда принеслась вера, и там было много чудес, и там было много славы, и там было много удивительных событий, но самое детство христианства протекало в пределах средиземноморья. С этим связано такое любовное почитание Божьей Матери и любимых Ею самою мест.

Меня зовут Анна Кудрявцева. Матерь Божья в 9 лет дала обет: «Посвятить жизнь Богу, узнав о смерти родителей». У меня была подобная ситуация, и я попросила у Матери Божьей кое-что мне сделать и дала обет, последовав таким же путем. Но я хочу понять, что значат обеты? С детства мне батюшки говорят, что, «раз ты дева, ты должна идти за священника, ты не должна его хранить, и детские обеты не считаются». То, что вы просили, вы получили? Да. Хорошо. С этим дело обстоит следующим образом: поскольку нас никто за язык не тянет – так и написано в одной из Книг Библейских: «Не спеши перед Богом произнести лишнее слово, не спеши устами твоими» – Екклесиаст говорит. Потому что потом надо исполнять это всё. Если обет продолжает на душе лежать как что-то милое, и необходимое, и нужное, исполняйте его без всякого сомнения всю жизнь. Но бывает такое, что в период экзальтации, или опасности, человек торопится устами своими и говорит: «Если ты мне сделаешь вот это, то я…» – и что-то архисложное говорит. Потом происходит перемена в жизни, и человек понимает, что он не может этого исполнять на протяжении всей своей жизни. Тогда необходимо, чтобы с него сняли эту ответственность, чтобы он сам понял, что он поспешил. В Требнике есть такая молитва о дерзостно клянущихся. Когда человек, например, говорит: «Клянусь, что я не прикоснусь к хлебу и не глотну воды, пока я не сделаю то-то и то-то». И, например, не сделал. И теперь нельзя хлеба есть и воды пить. Надо снять с человека эту клятву поспешную, потому что он заклял себя. В Библии есть очень много таких выразительных примеров, когда люди заклинали себя и страдали за это. Церковь предусмотрела процедуру покаянного снятия с человека необдуманно произнесенной клятвы. Поэтому вам нужно рассудить о том, насколько вы можете нести то, что вы Богу пообещали, Божьей Матери. И, если это невыносимо для Вас, тогда, конечно, нужно снимать это с человека, иначе жизнь будет его невыносима.

Здравствуйте, отец Андрей, меня зовут Сергей Домалевский. Известно, что святой остров Афон является первым Уделом Богородицы. Но есть пророчество, где говорится, что в последние времена перед апокалипсисом Афон потеряет свою Святость. Уже сейчас Евросоюз диктует там свои правила. И как Вы думаете, грозит ли Афону обмирщение, спадение высокого Духа Молитвенного? И как относиться к таким пророчествам? Конечно, обмирщение и оскудение грозит всем. Настолько грозит, что Сын Божий говорит: «Когда приду, найду ли веру?» Не исключается также и афонское благочестие, потому что, как говорил преподобный Паисий, что «Афон был простой лесистой горой, и отцы наши, придя сюда, превратили ее в рай. А мы сегодня, нынешнее поколение, обратно, из состояния рая превращаем Афон в состояние лесистой горы». Святость дается и отнимается. Люди, если святы, то святы по причастию – не по сути, а по приобщению. И эту общность если потерять, то, конечно, теряется и святость. Евросоюз давным-давно уже хочет проложить там не одну дорогу, и инфраструктуру курортно-отдыхательную там наладить, и женщин туда пустить, и разрешить там на пляжах купаться, и ресторанчики там настроить. Это будет означать полную смерть Благочестия, потому что тут начнутся такие грехи, которых быть не должно, и засохнет монашество. Мы на Афон смотрим, как на Твердыню, как на некий ориентир, на маяк в темноте ночной в бурном море. Мы ждем, что Афон будет рупором святости и предупреждения об опасностях вселенского масштаба. А иногда бывает так, что Афон себе молится и молчит. Существует предание местное афонское, что Иверская икона Божьей Матери уйдет с горы: как пришла по морю, так по морю и уйдет. И что будет постепенное обмирщение людей. Про монастыри сказано, что: «В конце всего в монастырях будет, как в миру, а в миру – как в аду». Мирские люди будут совсем сумасшедшие, а монахи будут такие, как миряне. А монашество потихонечку испарится и куда-то исчезнет. Нам такое предсказано. Насколько это в наших силах остановить? Я думаю, что люди в силах делать больше, чем они делают сейчас. Черные ризы человека монахом не делают, и прославленное место жительства человеку святости не добавляет. Можно постричься и поселиться в Троице-Сергиевой лавре, но это не означает, что ты сразу являешься носителем всей Троицкой Святости: от преподобного Сергия до сегодняшнего дня. Нет, ты должен личными усилиями доказать это и стяжать это. Бывая в Троице-Сергиевой лавре, там я вижу толпы китайцев – китайское нашествие такое. Я думаю, может быть, Бог специально ведет их сюда, может быть, Бог хочет, чтобы Ему молились за этих китайцев, что бы они возвращались домой и чувствовали жажду веры и потом приезжали обратно в Россию, принимали крещение. Может быть, Бог этого хочет? Но то, что там очень много людей, что монаху негде скрыться. Это, конечно, для монастыря большое искушение. Потому что монах не для того стал монахом, чтобы лекции читать, или экскурсии водить, или постоянно на улице сталкиваться с паломниками крашеными. На Афоне этого нет, но там есть другое – туда любят ездить бизнесмены, политики. Они, наверное, думают, что они освятятся от этого, а освящение проходит по-другому, и не так просто это все. Можно в Иерусалиме жить, поселиться возле Храма Воскресения Христова и ни на йоту не освятиться. Можно жить возле Кувуклии, и это будет абсолютно без толку для большинства людей. Так что, Афон тоже находится в зоне угрозы этой нашей комфортабельной, наглой и туповатой цивилизации. Цель такова, чтобы молитва заглохла: перестаньте молиться, давайте суетиться. Вот в чем цель цивилизации. Давайте молиться заканчивайте, давайте будем бегать. Вот они там тоже пытаются сделать так, чтобы монахи бегали туда-сюда. Процессы эти нам известны хорошо. Другое дело, что христиане становятся очень мирскими и мало молятся. Ими овладевает «кондрашка доброделания» – они все хотят что-то доброе делать, делать, а молиться перестают. Если монах молиться перестал, то он перестал быть монахом, стал просто черной головешкой. Вот такие опасности у нас есть, мы их знаем. Как мы будем себя с ними вести – это будет вопрос будущего.

Здравствуйте, отец Андрей, меня зовут Марчелла. На сегодняшний день, мы знаем территории, которые именуются Уделом Богородицы, но, несмотря на то, что мы все одной веры, крещеные, среди этих людей случаются недопонимания, порой трагедии. Будут ли такие времена, когда мы на самом деле все будем братьями и сестрами, и у нас будет взаимная любовь, мир и согласие, хотя бы на духовном уровне? Мне бы очень этого хотелось, хотя у меня есть большие сомнения. Нам мешает жить, как говорил Паисий, «яшка и окаяшка» – то есть мое «я» и окаянный мир. Есть у народов свое народное самолюбие и гордость, есть претензии взаимные исторические, есть злопамятство, есть обиды и так далее даже внутри христианских народов. Вроде бы, что делить Греции и России? Мы же никогда не воевали с Грецией. Мы за Грецию воевали. Греция нас верить научила, мы Грецию защищали и кормили. Но у нас сейчас и с Грецией не все хорошо, с Константинополем, с Византией. И так между разными народами. С грузинами, нам казалось, ну что делить? Одна вера у нас и сложнейшие связи от Средневековья до сегодняшнего дня. Нет, и здесь у нас не всё Слава Богу. Я уже не говорю про Украину – тут, вообще, один народ, и столько проблем. Поэтому я, конечно, хотел бы, чтобы у нас было все хорошо, но я понимаю, что это несколько иллюзорно. Во времена преподобного Сергия было сказано про икону «Троицу» Рублёвскую, что она была написана для того, чтобы взиранием на эту Святую Троицу – побеждалась ненавистная рознь мира всего. Причины для этой розни самые разные. Как Каин Авеля убил – им же не было о чём спорить, у них же не было общей женщины, которую они делили, у них же не были тесные жилищные условия, чтобы нужно было делить отцовскую квартиру. Им же не было места мало на земле – их там было пару человек на земле всего. Что они могли делить, чтобы убивать друг друга? Да ничего, казалось бы, но нет – взял Каин и Авеля убил. За что? Однако была гордость, было желание быть первым, была обида на Бога и, в конце концов, он восстал на брата своего и убил его. Это всё остается в своей актуальности. Даже там, где нечего делить, люди умеют поссориться: «а я первый», «а я лучше», «а я старше», «а я умнее», «а я правильно верю, а ты неправильно веришь». А если сюда домешать еще: женщин, детей, квартиры, квадратные метры, деньги, нефть, золото, алмазы, тогда, вообще туши свет. Откуда взять мир в такой ситуации? Хотя, конечно, пророки мечтали об этом, и Бог предсказывал нам, что: «Перекуют мечи на орала и копья на серпы, и не поднимет народ на народ меча, и перестанут учиться воевать». Но пока мы не видим этого. Пока все учатся воевать, куют, как раз, в обратную сторону – серпы в копья, орала в мечи, и смотрят друг на друга исподлобья и, на всякий случай, сжимают руку в кулак. Поэтому у меня иллюзий нет. Я бы хотел, чтобы христиане всего мира были единодушны в своем отношении к этой жизни и в своем отношении к Иисусу Христу. Чтобы христиане нашли общий язык. Нам нечего делить. У нас одна литургия, у нас одни святые. Чтобы мы нашли общий язык и смогли совместно делать какие-то дела Божьи, или, по крайней мере, молиться друг за друга. Чтобы мы продолжали быть тем, чем Бог хочет нас видеть – солью земли, но даже это, получается, что тяжело. Поэтому хвалиться нам нечем.

Добрый вечер, отец Андрей, меня зовут Игорь. Почему о Пресвятой Богородице так мало написано в Евангелии? И каким образом Бог указал, что именно плотник Иосиф должен стать обручником Девы Марии? Мало написано по очень простой причине: потому что главной фигурой Священного Писания является Иисус Христос, а не Божья Матерь, не плотник Иосиф, и не апостол Петр. О Христе говорит весь Ветхий Завет. Все эти образы, пророчества, Авель, праведный Иосиф, Исаак, Иона – это об Иисусе всё говорится. Давид, псалмы, пророки – это всё про Иисуса. И тогда пришел Иисус. Новый Завет весь говорит про Иисуса. Знаете, когда Солнце вышло, то звезды блекнут. Их просто не видно – настолько ярко Солнце нам слепит зрение. А потом, когда все эти круговращения свершаются, и Солнышко прячется, то звезды – просто мы их не видим. Примерно так же мы относимся и ко всем святым, и к Божьей Матери – это некая Луна, это малое Светило для управления ночью. Она светит отраженным светом. У Луны нет своего источника света, как у Солнца. Солнце – само по себе свет, а Луна не светит сама собой – Луна светит отражением, она отражает солнечный свет. Это отражение настолько яркое, что его хватает, чтобы ночью не было темно. Примерно в этой метафоре святые отцы так и объясняют нам о Божьей Матери, что она отражает Свет Христов максимально и озаряет нам эту ночь – ночь нашей настоящей жизни. Поэтому Ее и не видно в Евангелии. Вот Христа, видно, а всё остальное второстепенно. Когда Христос, как Он говорил на Тайной вечере, что «нищих всегда имеете с собою, а Меня не всегда имеете», то есть «отнимется у них Жених, и тогда будут поститься». Вот когда забрался «Жених» от нас – Жених Церковный, тогда люди почувствовали удаление от Христа, расстояние между собой и Христом, тогда они почувствовали нужду в помощниках, чтобы прийти к Христу, преодолеть это расстояние. Оказалось, что такая помощница есть – это Матерь Божья, это мама Иисуса Христа, Споручница грешников, помощница в приходе людей к Иисусу. И тогда мы начали вспоминать всё, что есть в Евангелии: и Брак в Кане Галилейской, и Рождество, и Стояние у Креста, и еще некоторые эпизоды – это всё мы драгоценно собираем, но там этого всего очень мало. Вы будете удивляться, но в Коране Божья Матерь упоминается в несколько раз чаще, чем в Евангелии, потому что Евангелие написано в I веке, то есть в период яркого сияния Благодати Христовой, а Коран написан в VII веке, когда уже прошло много столетий, в которые Божья Матерь являла Свое могущество, Свою силу, Свою славу, когда Ее уже любили во всём мире, когда уже прошел Эфесский собор, назвавший Ее Богородицей, когда уже явлены были многие чудеса и знамения. И оно настолько было очевидное, что оно просочилось даже к арабам в их книжки – в Коран. Там в 35 сурах 50 раз упоминается Богородица. Это говорит о том, что слава Богоматери распространилась по Вселенной, она достигла и тех, кто не верит в Иисуса Христа. Даже те, кто Христа Богом не признают, тоже знают, что Божья Матерь – святая, великая. Она помощница, Она чудная, Она девственница – Она родила Сына Божьего и осталась Девой. Это всё разошлось по миру. И даже там, где Христа не признают, в это тоже верили и верят. Вот почему про Божью Матерь так мало: потому что Христос, как солнышко, залил светом Своим солнечным эту всю область верования человеческого. И только потом, по мере возвращения назад греховной тьмы: тоски, печали, уныния, страстей, грехов – востребовалась эта помощница. Она появилась, вышла из тени. Что касается Иосифа, то это вообще тайна из тайн. Надо было Богу найти не только эту девушку, которая может быть Матерью Сына Божьего. Надо было найти еще этого смиренного человека, этого старца, надо было найти взрослого человека, который мог бы взять на себя тяжелейшую задачу охранять и оберегать Святое Семейство: юную Маму и этого маленького Мессию. И никому ничего не говорить, и тщательно, как сторож, соблюдать свою службу: оберегать, уводить, спасать от Ирода, возвращать, кормить, защищать, воспитывать Иисуса, как отец. Надо было Господу найти двух людей одновременно в еврейском народе, в одном и том же колене Давида – Марию и Иосифа. Нашел Господь – и все сложилось. Иосиф же с ангелами беседовал больше, чем с людьми. О том, как он с людьми говорит, мы не слышим, потому что он ни с кем не разговаривает. А вот ангелы с ним постоянно разговаривают. Ему вечно во сне является Гавриил и говорит ему: «Вставай, бери Ребенка, бери Маму и беги туда». Потому: «Вставай, бери Ребенка, бери Маму и беги обратно». Он постоянно получает команды из небесного мира, из мира ангелов. Над Иосифом нужно так же удивляться, как над Марией: это молчаливый хранитель тайн, простой смиренный плотник, которого маленький Иисус Христос называл папой. Так к этому и относитесь – как к находке. Господь искал, искал – и нашел себе одновременно необходимого мужа и необходимую отроковицу.

Здравствуйте, отец Андрей. Юлия Калашникова, музыкант, журналист. Множество христианских храмов и монастырей названо в честь Пресвятой Богородицы, в честь Ее образа. Их кто-то называл, какое-то событие, связанное с Богородицей, происходило, чудо, либо, возможно, был какой-то один человек, который предлагал это название. Возможно, Богородица ему явилась в каком-то видении. Значит ли это то, что Богородица чаще посещает эти храмы, монастыри? И можно ли их назвать мини-уделами? Я думаю, что такое название, как мини-удел, вполне уместно. Например, был такой Нектарий Эгинский. Есть остров Эгина в Греции в море не так далеко от Афин, и там находится тело этого доброго человека – святого Нектария. Кстати, великого целителя раковых болезней. У него был такой договор с Божьей Матерью. Он называл Ее на «Вы», кстати. Мы говорим: «Пресвятая Богородица, спаси нас, помогай нам». А Нектарий говорил: «Панагия, Богородица, помогайте нам, пожалуйста». И он у Нее выпрашивал всё, что ему было нужно. Допустим, говорил: «У нас в монастыре очень сильно болеет одна монахиня. Пресвятая Богородица, помогите нам, пожалуйста. Только очень быстро нам помогите. Не нужно долго ждать – месяц, два. Пожалуйста, исцелите ее сейчас, я Вас очень прошу». Он себе ничего не просил никогда, но, если было нужно кому-то что-то, или денег на что-то не хватало, или есть было нечего, или кому-то опасность угрожала, или болел человек, он прямо прибегал к какому-нибудь образу или без всякого образа взывал к Ней, и прямо вот так на «Вы» ей говорил: «Матушка-Богородица, нам очень надо! Вы уж, пожалуйста, поторопитесь. Мы очень ждем!» И постоянно получал всё, что он просил у Нее. Конечно, то, где находился этот человек, Нектарий, – это и был на тот момент удел Божьей Матери. Есть исторические уделы: там, где уже проявилось нечто великое когда-то. А есть сегодняшние маленькие уделы, где есть человек, с которым Божьей Матери приятно общаться. Дивеевская обитель – она чем прославилась? Наличием старца Серафима. Там просто был такой святой человек – Серафим Саровский, которого Она при явлении называла «любимче мой». Он был любим Ею. Я не знаю, каким надо быть человеком, чтобы удостоиться при жизни многократных посещений и с такими еще словами! Я думаю, что маленькие уделы – это любое место, где есть кто-то, кто как-то угождает Господу, потому что Матерь Божья и сегодня не делает что-нибудь Свое – Она делает только то, что угодно Ее Сыну. Отец Небесный говорит, когда Иоанн Христа крестил на Иордане: «Сей есть Сын Мой возлюбленный; Его слушайте». Это Отец сказал. А Мать говорит на Браке в Кане Галилейской: «Всё, что Он говорит, сделайте». И Отец Небесный, и Мать земная – все говорят: «Всё, что Он скажет, делайте». Матерь Божию интересует то, что интересует Ее Сына. И Она направляет нас к Нему. У Нее нет личных целей, Своих особенных задач. У Нее задачи вписываются именно в планы Христа о мире. Она переживает о девственниках, о монашествующих, о больных, о путешествующих, о матерях, детях родящихся, о всех нуждах человеческих. Я думаю, конечно, что этих мест, которые Ей приятны, может быть очень много. Например, тот же Константинополь – там, где святой Андрей Юродивый видел, как Матерь Божья посетила Храм во Влахерне, и шла по воздуху в сопровождении небесных сил и множества святых душ, и распростерла Покров Свой над молящимися, и молилась усердно в Храме о всех людях. Это тоже Ее удел, это тоже территория Ее явленных чудес. А как называли константинопольцы свой город? В этих молитвах есть такое: «Спасай Твой град, Богородице». Они Константинополь называли: «Это Твой град, Матерь Божья, это Твой город. Раз это Твой город, так спаси его!» «Град Твой, Матерь Божья, на Тебя надеется, Тобою спасается, Тобой утверждается». Это отражено, кстати, и в каноне Андрея Критского, в тропарях: «Тобою … пленяет ратники, и проходит послушание». Конечно же, это всё далеко выходит за рамки одной только Афонской горы или одной Печерской лавры – это касается вообще всех тех мест, где есть молитва, где есть исполнение заповедей. Его слушают: что скажет, то и сделаете. Слушайте Его. Отец сказал, Она сказала. Там, где Его слушают, там всё хорошо, там маленький удел.

Здравствуйте, отец Андрей. Меня зовут Анна. В Нью-Йорке у нас есть такой монастырь – он называется Ново-Дивеево. Он был построен после революции 1917 года, когда бежали все из революционной России. Можно ли предполагать какую-то преемственность этого монастыря, благословение Богородицы на этот Ново-Дивеевский монастырь? И второй вопрос. В Америке очень много протестантов. И они рассматривают Богородицу, как обыкновенную, простую женщину. В Евангелии есть слова, где говорится, что у Иисуса были братья и сестры. И они верят, что это были именно дети Девы Марии, Богородицы. Мы, православные, считаем, что это были дети Иосифа от первого брака. Как можно с ними говорить об этом? Есть какие-то святоотеческие учения? Потому что в Евангелии ничего об этом не говорится. Что касается Ново-Дивеевского монастыря, то, конечно, можно смело смотреть на него, как на попытку привлечь к себе то благословение Серафима и Богородицы, которое было временно утрачено здесь, на Родине, сам Саров подвергся специфическому поруганию: это был наукоград, в котором делали бомбы, и он был засекречен, туда нельзя было попасть никак, бетоном заливали все колодцы, которые копал Серафим. Эмигранты наши пытались как-то сохранить и возродить на новой земле то, что потерпело ущерб на Родине. И это угодное Богу дело. Почаевская лавра – это тоже дом Богородицы, она тоже известна явлением Пречистой Матери в XVIII веке, когда турки с татарами осаждали лавру, когда Дева Мария явилась на небе, возвращая обратно на татар стрелы и пули. Это явление Почаевской Божьей Матери. Там есть след стопы правой ноги Божьей Матери на Почаевской скале, откуда течет целебная вода. Эта самая Почаевская обитель, по сути, продолжилась в Джорданвилле, потому что Джорданвильская обитель в Америке вместе с духовной семинарией  – это детище Почаевской лавры. Там типография святого Иова Почаевского, и традиции монашеские там из Почаева. И поскольку всё это живо и свою работу делает, и мы дожили до того, когда и на Родине это всё возрождается, то, конечно, мы можем быть твердо уверены, что это всё было Богу угодно – эти труды по сохранению православного наследия за рубежом. Что касается протестантов, не верующих в девство Богоматери, то надо сказать, что Священное Писание специально имеет в себе некоторые тёмности и сложности – так Богу угодно – для того, чтобы люди не сразу слизывали с поверхности какие-то великие истины, а употребляли труд, копались и находили, чтобы они потрудились. Одной из таких запечатленных вещей является, конечно, всё, что касается Марии. Потому что Мария широка, как море, и глубока, как океан. Она таинственна. Она велика. Мария. Начиная с блаженного Иеронима, наверное, православное и католическое учение о том, что дети, эти сыновья и дочери – Иаков, Иосия, Симон и Иуда, эти, так сказать, братья и сестры Иисуса – это, конечно, не дети Божией Матери. Ни в коем случае. Ее чрево, которое не знало мужа, от Духа Святого родило Иисуса, не должно было ни до, ни после принимать человеческого семени и участвовать во всех этих обычных родовых делах. Ибо Иисус уникален, и родившая Его уникальна. И мы твердо следуем этому и не сомневаемся, что это родственники Господня, потому что у евреев двоюродные и троюродные братья – это всё равно братья, всё равно сестры. И мы и в Иосифа верим, что Иосиф скончался после двенадцати лет, когда Иисусу было. Он уже не появляется больше на страницах Евангелия. В Евангелии от Матфея говорится, что принял Марию, Жену свою, когда архангел ему сказал, что Она имеет во чреве от Духа Святого, и не знал Ее. Она родила Сына Своего первенца, и назвал имя Ему – Иисус. И он не знал Ее до этого, потому что ангел сказал: «У Нее во чреве от Духа Святого». Церковь верит, что после этого рождения он еще больше не знал Ее, потому что он прекрасно понимал, кого Она родила и кто Она такая. Приступить к Ней с каким-то мужским желанием – это надо иметь скотские мозги, чтобы об этом так думать. Они просто по легкомыслию так думают, они себе не дают труда об этом задуматься глубже. На самом деле, Евангелие от Матфея заканчивается как? Господь говорит: «Я с вами во все дни до скончания века. Аминь». Возникает вопрос: до скончания века и все? А там дальше потом Тебя не будет с нами? «Да нет, Я буду с вами до скончания века, а там потом еще больше буду с вами». Вот так же Иосиф: он не знал Ее, пока Она не родила Сына Своего. А что, он потом узнал Ее? А потом еще больше он не знал Ее, потому что, когда он узнал, что Она родила от Духа Святого и Мессию родила, ему же сказал ангел: «Родит Сына, назовешь Его Иисус. Он спасет людей Своих от грехов их». Иосиф знал, кого Она родила – Она родила Спасителя людей от грехов. Это Мессия. Человек, когда даже просто влюблен, в нём похоть замирает. Когда человек в Духе Святом живет, то похоть в нём умирает, она уступает месту Божьему страху. Иосиф был человеком, живущим в страхе Божьем. Стоит ли Вам об этом говорить с ними? Не думаю. Это ненужный разговор. Надо держаться за ризу Богоматери и приносить Ей свои смиренные молитвы, а все остальное Она сделает Сама. Кому надо, тот поймет. А просто спорить о Ней не надо. У людей же может не быть Бога. Есть такая интересная рекомендательная заповедь: с мирскими о духовном не говорить.

Здравствуйте! Меня зовут Ольга, я из города Краснодара. Батюшка, а если Россия – удел Царицы нашей Небесной, то значит ли это, что мы можем теперь жить, как хотим? Делать, что хотим? Значит ли, что спросят с нас, как со своих, по всей строгости, и наказаны мы будем больше, потому как свои? Больше спросится с того, кому больше дано. И если называть себя великими именами, Домом Божией Матери – это было самоназвание русских людей в Средние века. Сердцем Руси тогда был не что иное, как Успенский Собор во Владимире. Там была Владимирская икона. Если мы себя самоосознаем, как Дом Богородицы, то, конечно, с нас больше спросится, но мы во многом утратили всякое понимание духовных вещей за советский период. В проповеди Иоанна Максимовича Шанхайского есть такое упоминание, что когда стражники на стенах Кремля ночью совершали свои ночные обходы, то они подавали друг другу голос. Они кричали: «Пресвятая Богородица, спаси нас!» Один кричал, а другой с другой башни кричал ему: «Пресвятая Богородица, помогай нам!» Что такое Святая Русь? Что такое Дом Богородицы? Когда вера в тебе всегда! А не раз в год на праздник. Представьте себе, например, что наши гаишники стоят на перекрестке и там: «Алло-алло! Пресвятая Русь, помогай нам! Пресвятая Русь, помогай нам! Первый-первый, я восьмой! Как дела?» Можете себе представить такое сегодня, чтобы позывные давали друг другу молитвенные? «Шестой-шестой, Иисусе, помилуй нас! Услышал меня?» – «Да-да, Матерь Божия, помогай нам! Слышу тебя!» Я не могу! Нет Святой Руси в этом смысле сейчас, нет! Если мы сейчас будем себя пышно называть, получим по башке еще сильнее. А нужно себя не пышно называть, нужно попроще быть, надо вернуться к тому, что было. Надо быть этим Домом Богоматери. Надо, чтобы каждый человек знал наизусть Архангельское приветствие: «Богородице Дево, радуйся, Благодатная Марие, Господь с Тобою!» Чтоб оно слышно было везде! Чтобы было слышно: «Пресвятая Богородица, помогай нам! Богородице Дево, радуйся, Благодатная Марие, Господь с Тобою!» – вот это будет Дом Божией Матери, а иначе это все болтовня! Мы к чему идем, ради чего работаем? Ради того, чтобы мат засох, а Имя Божие возвеличилось, чтобы празднословие ушло, а молитва засияла. И если это будет, тогда мы Дом Божией Матери, а если этого нет, тогда мы просто фантик, из которого съели конфету. На этом смешанном чувстве, радости за прошлое и печали о настоящем, мы скажем вам до свидания сегодня, братья и сестры! До скорых встреч! До свидания!