«ПРЕСТУПНИКИ В РЯСАХ». ЧТО ЭТО БЫЛО?

9 апреля на ютуб-канале «Спаса» в интернет-проекте «Спас-стрим» публицист Сергей Карнаухов резко высказался в адрес протоиерея Алексея Уминского. Неприятие гостя вызвало видеообращение отца Алексея, в котором он просит оказать медицинскую помощь блогеру Алексею Навальному, находящемуся в заключении. Священник подчеркнул, что выступает с позиции милосердия и для него не имеет значение политика. Однако гость эфира не поверил этим словам и обрушил на пастыря резкую критику.

Высказывания Сергея Карнаухова в адрес православных священников, – а там досталось не только отцу Алексею, но и целому ряду иных пастырей, которых гость обвинял то в предательстве Родины, то в распространении порнографии, — вот эти все его высказывания вызвали большое возмущение. При чем негодовали одновременно и правые, и левые. Одни указывали на недопустимость грубых эпитетов, другие на неуместность темы. Эпитеты и впрямь были за гранью приличий. Сергей Сергеевич назвал отца Алексея и «провокатором», и «экстремистом», и «преступником в рясе», который «бросает церковь в пропасть». В общем, разговор не задался…а жаль. Очень жалко, что эта тема оказалась вне рамок разумного и спокойного обсуждения, как это и было изначально задумано спасовским стримом. Ведь в обращении отца Алексея Уминского, на самом деле, есть много интересных сюжетов и медийих последствий, о которых можно было бы поразмышлять. Тут и особенность современного публичного пространства, где всё является не таким простым и прямолинейным, как кажется. Где эмоции важнее смыслов, скорость важнее точности, а поза важнее вопроса о её уместности. Ну разве это не тема? Не менее интересный разговор мог бы получиться и о рисках манипулятивного использования правильных по сути слов. Когда любой священник, любой вообще человек, может оказаться в роли простодушного кролика, рассказывающего крокодилам о пользе «витамина А». Или оказаться в еще более циничной ситуации. Когда правила игры понятны всем, и все просто валяют дурака на публику. Потому что против правильных слов и благородных жестов, формально-то, ничего не скажешь. А интерпретации тех, кто подозревает, что «не всё так однозначно» легко можно высмеять. А ещё в этом медийном кейсе, на мой взгляд, есть целый набор поразительно интересных дилемм, например, о евангельской простоте и медийной сложности. Можем ли мы в век так называемой ПостПравды не оглядываться и не просчитывать наперед «как слово наше отзовется» … Старая тютчевская проблема, а насколько сегодня актуальна… Так же, как и слова преподобного Антония Великого, что главная христианская добродетель – рассудительность, а не движение сердца в простоте и наивности. Ведь, в конечном итоге, игнорирование медийных последствий — это всё, мне так кажется, валяние дурака, при понимании сложных правил современной игры. Я не оправдываю и не осуждаю отца Алексея, я просто думаю, что с его жизненным опытом, он и сам прекрасно понимает, что реальное движение евангельского сердца – это одно, а шумная медийная история – это другое. Совершенно очевидно, что и Сергей Сергеевич Карнаухов, мягко говоря, перегнул палку. Он скорее всего привык работать в более жёстких аудиториях, где оппонентами выступают довольно циничные, прожжённые и агрессивные соперники. Он ведь специалист в политических дискуссиях. А там сегодня царят довольно дикие правила. И находясь в состоянии постоянной умственной и политической борьбы любой человек может потерять и самообладание, и душевное равновесие, и наговорить лишнего. Какие-нибудь простые и интересные для нас темы, для бойца политического фронта могут оказаться настоящим триггером, запускающим всю вот эту воинствующую риторику… Я сейчас так же не дискутирую с мнением Сергея Карнаухова, я просто пытаюсь понять, почему и он, далеко не глупый православный человек, использовал такую лексику в адрес священника. В общем, очень жаль, что интереснейшая и чрезвычайно актуальная тема была похоронена под эмоциями. Ведь авторами стрима был задуман архиважный в наше время разговор. Как быть милосердным, и при этом не становиться разменной монетой в чьих-то политических играх… И где грань между проповедью священника и политическим призывом, а иногда даже и провокацией. Необыкновенно сегодня важный разговор! И надеюсь, он еще состоится….
Говоря же о ведущем стрима, Романе Голованове, — на которого тоже обрушалась и критика, и даже угрозы, — вот, надо не забывать, что прямой эфир — это всегда потенциальные риски. И не всегда ведущий способен отреагировать на них по тем высоким образцам риторики и модерации, которые всезнающие комментаторы обильно «накидывают» и предлагают уже после эфира. Задним умом мы все сильны. Это понятно. Но ведущий, в этой истории, поступил по-христиански и по-человечески верно. Он просто взял и извинился. Позвонил сначала лично батюшке, а потом, вечером, в прямом эфире извинился перед зрителями. Не за выбранную тему, — потому что она была архиважной и интересной, — а за случившуюся тональность. Заметьте, ведущий не был автором возмутивших зрителей слов. Но извинялся за них именно он. По-мужски, по-честному, взял на себя всю ответственность. Вот лично для меня главный герой этого эфира – именно он. Так что давайте не будем забывать, что, как утверждал незабвенный Томас Гоббс, «любую систему характеризует не наличие ошибок, а реакция на них». И вот реакция ведущего, а в его лице и всего телеканала, была правильной, и уж совершенно точно, гораздо более честной, чем позёрства некоторых комментаторов, которые требуют перемен от других, не меняясь сами.