В Польше произошел очередной приступ ненависти к собственному же прошлому: Варшава отказалась проводить официальные памятные мероприятия 17-го января, приуроченные к 75-й годовщине освобождения польской столицы от немецких захватчиков. Там продолжают сносить памятники воинам-освободителям и продолжают вести жесткую русофобскую политику. Минобороны России в канун памятной даты рассекретило архивные документы, которые проливают свет на варварство в концлагерях. Некоторые из этих документов раньше было немыслимо рассекретить.

Гость телеканала СПАС, президент фонда «Возвращение» Юрий Бондаренко приводит в пример отчет связиста Красной армии. «Его отчет, о том, как началось восстание: сразу было перебито поляками – армией Краёвой, ведущей силой восстания, — все украинское население, которое было в Варшаве. Мало того, все уцелевшие евреи, которые уцелели во время восстания годом раньше в еврейском гетто. Они пали жертвами польских националистов, а не немцев».

В Институте национальной памяти Польши, комментируя все эти публикации, сравнили действия представителей Советского Союза на территории Польши с преступлениями немецких оккупационных властей и заявили, что эти документы созданы «коммунистическим аппаратом репрессий». А в польском МИД назвали публикацию рассекреченных документов попыткой переписать историю.

Когда я учился в Варшаве, еще при социализме, — рассказывает Юрий Бондаренко, — тоже не праздновали освобождение Варшавы. Это не нововведение с этого года. Я прекрасно помню, как цветы возлагали исключительно представители посольств, некоторых дружественных [организаций] Советского Союза и студенты, которые учились там, несколько десятков. Дальше – это частная инициатива. На государственном уровне он никогда не праздновался. Настроения те же, русофобские, всегда были под спудом. Сейчас – прорвалось. Прорвался нарыв. И русофобия стала основой государственной политики Польши. Ничего похожего никогда в истории не было. И уровень русофобии абсолютно зашкаливает, и, к сожалению, он двинулся уже в народные массы.

Вадим Трухачёв, доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ, в эфире телеканала СПАС напомнил, что Польша уже прошла через одни парламентские выборы, а президентские грядут в мае-месяце. «И к каждым выборам там происходит обострение исторического сюжета с русофобским уклоном. Я бы разделил Восточную Европу на две части: в первой части Польша и Прибалтика, где русофобия и переписывание истории зашкаливает, а в Чехии, Венгрии и тем более в Словакии все-таки, такие вещи встречаются значительно реже». Польскую активность эксперт оценил как очередной виток русофибии, приуроченной к памятным датам.

Но корни ненависти, уверены эксперты, гораздо глубже, чем кажется. Они в польской политике сарматизма, где польская шляхта считала себя окраиной цивилизованного католического мира против варваров-еретиков на Востоке.

Это идет из Средних веков, когда польский имперский проект проиграл русскому имперскому проекту, — говорит Бондаренко. Проиграл по той причине, что он был мононациональный. А империи мононациональными не бывают. В Польше этот факт никто не хочет признавать, его не хотят видеть. И они все прошедшие столетия пытаются взять исторический реванш.

И сейчас – самое время: у Польши хорошая экономическая ситуация, благодаря десяткам миллиардов евро, которые вливаются  из Евросоюза. Их поддерживает Америка. Они – «главные хулиганы на районе».

Уже после выступления президента, — отмечает Бондаренко, — Польша выдвинула претензии по поводу произведений искусства, якобы украденных Красной Армией. Там и картины Лукаса Кранаха, и много других шедевров, находящихся в наших музеях… Это не остановится. Это – война.

Чтобы разрешить этот конфликт, нужно отнестись к Польше более серьезно, говорит Трухачёв. Польша не просто выполняет чью-то волю. Это большая враждебная сорокамиллионная страна с двадцатимиллионной влиятельной диаспорой, которая очень много вставляет палок в колеса России.

Мы на уровне концепции внешней политики должны прописать польскую угрозу. И отвечать ей, — говорит Вадим Трухачёв.

Встает вопрос о том, какую риторику выбрать при праздновании грядущей годовщины Победы? Жестко напомнить всем, кто первый освободитель, или ограничится памятными шествиями о павших и чествованием живых? Трухачёв считает, что никаких разделений быть не может. «Мы должны холить и лелеять память о Великой Отечественной и в то же время самым жестким образом отвечать обнаглевшим русофобам из Польши, из стран Прибалтики и откуда бы то ни было. Но, отличая Польшу и Прибалтику с одной стороны и Чехию, Венгрию, Словакию – с другой».

Сегодня Польша – это двигатель русофобской политики в Евросоюзе. Нам брошена перчатка, и мы этот вызов принимаем: ответ последует. А Парад Победы и памятное шествие Бессмертным полком мы снова обязательно будем проводить. И сделаем это для себя, а не для того чтобы наше уважение к Великой Отечественной войне обсуждалось где-то на страницах зарубежной прессы.