Многие опасаются, что включение понятия Бога в Конституцию поставит под сомнение светский характер государства. Политолог Сергей Михеев напоминает таким людям, что само понятие светского государства означает только то, что государство отделено от института Церкви.

Сохранить эту норму нам, наверное, нужно, потому что я не считаю, что государство должно подчиняться Церкви, или Церковь должна подчиняться государству. На данном историческом этапе. Но упоминание Бога в Конституции никак светский характер государства не ущемляет.

Если бы Церковь и государство входили в какие-то официальные взаимоотношения, прописанные в Конституции, это могло бы менять характер государства.

Упоминание Бога присутствует в Конституциях западных стран. Это им никак не мешает, они считают, что это нормально и, более того, несмотря на всю прогрессивность своего мышления, [там] не вносится предложений об изменении этих норм.

Сергей Михеев уверен, что упоминание Бога было бы балансом между светским государством и ощущением верующих людей в нашей стране. Тем более, что речь идет о единосущном Боге, понятие Которого разделяют не только христиане, но и мусульмане, иудеи и многие другие.

У предложения Патриарха есть ярые сторонники и ярые противники. Точно так же, как и у предложения внести в Конституцию определение брака как союза мужчины и женщины. И есть еще в обществе люди, которые, при том, что склонны к мнению верующих, говорят, что именно в Конституции таких пунктов быть не должно.

Такими теплохладными людьми движет глупость, считает Сергей Михеев. «Они хотят следовать моде. Они слышали, что надо быть прогрессивными: не надо следовать традиционным ценностям, иначе будешь выглядеть достаточно гибким, слишком пыльным и так далее. Не понимая при этом простой вещи: непонимание того, что брак и семья – это союз мужчины и женщины имеет прямое последствие для законотворчества в стране».

Введение такого определения навсегда поставит барьер для пропаганды гомосексуализма в стране, в том числе — среди детей. Это застрахует и от того, что семьей может считаться что-либо другое.

Если пойти по этой дорожке дальше, как это происходит на Западе, то рано или поздно, семьей может считаться союз кого угодно с кем угодно.

© Фото: Михаил Климентьев/ РИА Новости