Как рассказала соавтор проекта Оксана Пушкина, данные поправки будут учтены в финальной версии документа. Под «преследованием» предложили определять «неоднократные угрожающие действия, направленные на пострадавшего вопреки его воле, выражающиеся в поиске пострадавшего, ведении устных, телефонных переговоров, вступлении с пострадавшим в контакт через третьих лиц либо иными способами, посещении места работы, учебы пострадавшего, а также места его проживания, в том случае, если пострадавший находится не по месту совместного проживания с нарушителем».

Кроме того, был добавлен пункт о запрете общественным организациям, занимающимся профилактикой семейно-бытового насилия, сообщать в силовые структуры о насилии без согласия жертвы. Предлагается вводить защитные предписания, запрещающие преследователю приближаться к жертве.

Пушкина отметила, что работа над документом в данный момент связана с делом обвиняемого в убийстве аспирантки Санкт-Петербургского государственного университета (СПбГУ) историка Олега Соколова. Она сообщила, что СПбГУ участвовал в подготовке исследования о семейно-бытовом насилии в России.

По возвращении в Питер, буквально через несколько дней, авторов исследования накрыло трагическое совпадение событий. Соколов оказался их коллегой по СПбГУ, – рассказала Пушкина РБК.

© Фото: Владимир Федоренко/РИА «Новости»