Полный текст программы

Здравствуйте! Вы смотрите программу «Прямая линия. Ответ священника» на телеканале «СПАС», и сегодня на все ваши вопросы будет отвечать наш дорогой батюшка, протоиерей Василий Гелеван. Здравствуйте, Отец Василий!

Здравствуйте, мои дорогие!

Традиционно сейчас напомню вам, как именно вы можете задать любой интересующий вас вопрос или написать нам просьбу какую-то. У вас три варианта. Первый вариант – это звонок. Это телефон прямого эфира. Он высветился сейчас на ваших экранах, записывайте его на всякий случай, я его продиктую сейчас: 8-495-626-81-83. Второй вариант – это скачать бесплатное мобильное приложение, которое так и называется – «СПАС», где в один клик вы нам присылаете просьбу или вопрос пишете, и мы с отцом Василием сразу её увидим. И третий вариант – это звонок через «Скайп». Для этого надо нас найти в этом приложении, логин прост: он высветился сейчас на ваших экранах, я его продиктую: «SPASOTVET» – в одно слово большими латинскими буквами. Дозванивайтесь, увидимся в программе, а мы начинаем. Вопрос уже пришёл нам от Галины. Галина пишет: «Ребёнок-подросток влюбился в умершего рок-музыканта. Пишет ему письма и мысленно с ним общается. Начинаем с супругом ей говорить, – видимо, это девочка, – объяснять, она замыкается. Говорит, что мы её не понимаем. Продолжается всё это полгода, волнуемся. С чего начать, чем помочь? А если эта паранойя перейдёт в страшную ступень? К психологу она идти не хочет. Помогите!»

Случается так. Когда влюбляешься неожиданно, когда это вообще невозможно контролировать, то мы видим совершенно необычные формы влюблённости. Нужно только общаться – единственное, что поможет. Не обязательно сразу ставить какие-то акценты, не обязательно ребёнку говорить, что он не прав. Скорее всего, этим мы только оттолкнём ребёнка от себя, а для того, чтобы найти общий язык с ним, надо выучить биографию этого музыканта. Надо заслужить уважение ребёнка. И нужно быть компетентным. Может быть, нам это и не интересно: рок-музыка, биография этого человека, но ради своего ребёнка стоит немного поднатаскаться в этих вещах, чтобы быть с ребёнком на одной волне. А после этого аккуратно переключить его интерес, и из чего-нибудь такого метафизического – в реальное. В любом случае, ребёнок скоро поймёт, что там не очень интересно, а в жизни настоящей нас много ещё чего интересного ждёт. Счастье. Мы понимаем, что такая влюблённость происходит на какой-то нездоровой почве, ребёнку чего-то не хватает в нашей реальной жизни. Ребёнок воплотил свои мечты (ему кажется, что он воплотил), он ищет, и этот поиск завёл его в эти дебри. У меня есть пример: одна очень хорошая девушка была в тяжёлой жизненной ситуации, она хотела покончить жизнь самоубийством. И только песни Виктора Цоя помогли ей найти смысл жизни. Это было ещё в 90-х годах. Когда она узнала, что артист разбился, погиб, она с большим трудом пережила эту потерю. Но это нужно понимать. Как она вжилась в этот образ, как она сама даже внешность свою меняла, как она сожалела, что она девочка, как ей самой хотелось называться Витей. Всё это на моих глазах происходило. Я думал много об этом: почему всё это происходит? Я понял: это сублимация. Это восполнение того, чего не хватает в реальности – а именно понимания, любви, просто даже общения. Поэтому, милые мои, надо общаться со своим ребёнком как можно больше, надо вникать в его жизнь и оттуда уже делать какие-то подсказки. 

Спасибо. Анна написала: «Является ли грехом женщине носить короткую стрижку?»

Ни в коем случае нельзя так говорить. Когда мы говорим про стрижки, мы вспоминаем святого апостола Павла. Вообще, кроме Павла, никто на эту тему не высказывался в Новом Завете, но у него достаточно чётко сказано: речь идёт о том, что волосы являются неким покровом, который символизирует смирение. Символизирование можно переложить на другую одежду: скажем, на платок. Когда женщина входит в храм, чтобы проявить своё смирение, она покрывает свою голову. А мужчина… Опять же, у святого Павла рядом сказано: мужчинам, наоборот, не надо коротко стричься, тем самым он теряет своё мужское достоинство. Поэтому  принято, чтобы мужчины ходили с короткими причёсками, а женщины – с длинными. Но это же имеет исключение. Очень много женщин стригутся коротко. Очень много монашествующих вообще не стригутся, и никто не думает сказать, что они что-то не так делают. Есть такой даже обет нестрижения влас. В древности (это было у назареев) было такое современное Господу Христу движение. Кстати, сам же Господь и относился к назареям – отсюда на иконах, когда мы видим, небольшая чёлочка. Редко можно  встретить с  ней. Обычно иконописцы избегают этого вопроса. Почему-то делают просто длинные волосы. Иногда мы видим, в древних образах небольшая чёлочка выстрижена на лике у Господа Христа. Эта чёлочка означает принадлежность к назареям. Тот же самый святой пророк Иоанн Предтеча был назареем, и тоже изображается с этой чёлочкой. Но это символично. Нельзя вот так категорично: «Вы должны быть с длинными волосами, а вы должны быть с короткими…». Мы оставим на усмотрение каждого человека конкретно.

Спасибо. У нас звонок из Якутска. Здравствуйте!

Здравствуйте, Наталья! Здравствуйте, батюшки! У меня такой вопрос, не знаю, удобный ли, неудобный немного. Господь наш, Отец наш Небесный все наши грехи знает, всё о нас знает. У меня по этому вопросу такой, нехороший что ли, вопрос: почему нужно идти в храм к батюшке, рассказывать о своих грехах? Ведь он тоже не святой, тоже грехи есть. Есть такие грехи, в которых себе-то страшно признаться, почему нельзя напрямую признаться в своих грехах Господу нашему и попросить покаяния? Спасибо!

Спасибо!

Замечательный вопрос. Спасибо Вам. Только Вероничка у нас сегодня. У нас Вероничка сегодня в гостях. Ваш вопрос действительно глубокий. Здесь можно останавливаться на отдельных фразах Вашего вопроса. Но вот самое первое: мы напрямую обращаемся к Богу, никто не говорит, что мы обращаемся к священнику. Священник в данном случае – только свидетель, чтобы свидетельствовать перед Богом всё, что скажет. А ещё почему нам нужен священник: потому что у него есть определённая власть, и этой власти нет больше ни у кого на Земле. Только у преемников апостола. Власть вязать и решить. И властью, данною Богом, священник молится о грешнике, перед Господом молится об отпущении грехов. У Вас есть такое слово «нужно» – это очень важное слово. Действительно, это нужно. В самом начале своего вопроса Вы говорите: «Зачем Богу нужно?» А я бы так не говорил. Богу вообще от нас ничего не нужно. Ему вообще ничего не нужно. Кроме любви. Бог ждёт единственное – вот этого. А покаяние – это хорошее средство на этом пути. Коль уж говорить в этих словах, то нужно нам. Вот мне нужно. Пойти в церковь мне нужно. Потому что этим самым я свою душу облегчу. Надо понимать природу греха. Кстати, в молитвах на исповеди об этом сказано: «Грех отлучает нас от Бога». И в одной из молитв так и сказано: «Прости и примири его со святой Твоей Церковью». Понимаете, как? Церковь статична. Бог не удаляется от нас. Он абсолютно одинаковый и он стоит на месте. Движемся только мы: либо по направлению к нему, либо по направлению от него. Исповедь способствует тому, чтобы мы приблизились к Богу. Потому что исповедь аннулирует нашу вину. Исповедь развязывает нас, распутывает, мы делаем шаги навстречу Богу. Вот такая анатомия, поэтому нужно это нам. И действительно нужно.

Там был такой вопрос о том, что порой себе боишься признаться в каких-то грехах. Как о них рассказать? В этом случае, может быть, Вы посоветуете записывать, да?

Я чувствую, Вероника, человеческий стыд в этом вопросе. Когда речь идёт о разговоре человека с человеком – опять же, это нарушение самой линии. Священник как медиатор. А мы воспринимаем свидетеля как субъекта. Мы стыдимся его, с ним говорить. Мы забыли о том, что существует и конкретно сформулирована Тайна Исповеди. Что священник не в праве разглашать содержание исповеди. Так же, как, скажем, адвокат. У него есть свои секреты, которые он призван умолчать. Он даже супруге своей не расскажет то, что знает по отношению к судопроизводству. Есть свои, назовём это секреты этические, такие вещи у врачей. Мы, обыватели, привыкли, что врач что-то режет, но мы себя никогда не поставили на то место: как это? Увидеть кровь, резать брюшную полость и прочее. А у него есть своя этика, и он молчит. Для него нет этих вещей: «Ой, как стыдно. Ой, как некрасиво выглядит человек». У него призвание, он должен выполнить операцию, и поэтому он никому не расскажет о своих отношениях к этому больному. Скорее всего, у него уже нет отношения, он должен это перебороть, прежде чем он возьмёт скальпель в руки. Так и священник. Есть определённые, чётко сформулированные во время присяги… Прежде чем получить хиротонию, священник обязательно подписывает документ, и это очень важный документ – присяга. Исполнить или нарушить этот ваш обет – зависит его конкретная участь. Конкретный священник перед Христом будет держать ответ за то, насколько строго он соблюл Тайну Исповеди. Здесь всё всерьёз. Ни один батюшка никогда, и никому, и ни при каких обстоятельствах не расскажет содержание этой исповеди. Успокойтесь. Священник – свидетель. Причём свидетель защиты.

Главное – дойти до исповеди. Мы прервёмся на пару минут, и вернёмся скоро.

«Прямая линия. Ответ священника» продолжается. Вопрос от Анны: «Мне 12 лет, у меня есть двое младших братьев, они оба смотрят мультфильмы про танки, в которых есть такой персонаж, как Демон. Является ли грехом просмотр таких мультфильмов?»

Является ли грехом всё, что нас отлучает от Бога? Демон – тут очевидно, что это не от Бога. Не могли найти другое слово, именно это взяли. Так ясно ассоциируется с нечистой силой. Ничего не могу здесь сказать в защиту. Очень хочется сказать: «Ребят, давайте закроем глаза, это всего лишь какой-то персонаж. Он ничего не имеет общего с нечистой силой». Не могу ничего такого сказать. Прямо конкретная ссылка. Даже слово такое не хочется произносить. Надо постараться как-то объяснить это ребятам. Пусть мы будем всегда внимательнее к этим вещам. Пусть нас настораживает любое проявление нечистоты в нашей жизни. Особенно, когда так неприкрыто приучают нас не обращать внимания на эти вещи. Сегодня на эту вещь не обратишь внимания, завтра ещё что-нибудь. Шаг за шагом – и далеко уйдёшь от Бога. Нет, надо быть осторожным, я бы поговорил с Вашими братьями, объяснил им, и пусть они сделают выводы.

Скажите, отец Василий, если, допустим, добро в этом мультфильме побеждает Демона? Как в наших русских сказках – всегда была баба Яга, которую в итоге как-то побеждали.

Я не знаком конкретно с этими «Танками», нет у меня времени сидеть в мультфильмах стреляться. Смотрят мультфильмы про танки – надо у детей спросить, что это за мультфильм такой? Это хорошая идея, когда есть противостояние добра и зла.

Если оно учит тому, что нужно творить добро?

Тогда это становится проекцией внутренней борьбы. В тебе самом тоже есть добро. Кто сказал, что ты не добрый? Ты по образу Божьему созданный, но в тебе внутри есть и зло. Почему? Потому что ты человек, живущий и плотью обвязанный. В тебе внутри всегда борется добро и зло. И это хорошая проекция на внутреннюю работу. Такой персонаж, буду его поражать в себе.

Поучительный, да. Спасибо большое. Продолжаем. Наталья спрашивает: «Очень люблю своего мужа, но он зовёт меня жить в Крым. Хочет купить там землю и построить дом, а мне это не надо. Я не хочу уезжать. Он тогда сказал: «Я всё равно уеду». Сидит постоянно в Интернете, ищет землю. Звонит по объявлениям».

Прямо поставил задачу. Как-то не учитывает мнение. Это семья. Есть муж и жена – единая плоть, единая мысль. На лицо какой-то такой конфликт. Их очень много в жизни. И один из них здесь: «Я хочу, а ты меня не поддерживаешь. Я всё равно уеду». Знаете, к чему это приведёт? Уедет и бросит жену. Такое очень даже может быть, поэтому сейчас, конечно, надо внимательно посмотреть эту ситуацию самим и понять, что здесь нельзя так: «Я хочу, а ты за мной, как ниточка за иголочкой». Есть цели, которые оправдывают такие средства. Есть такие важные вещи, но вот так – это очень серьёзный шаг: взять и переехать куда-то откуда-то. Это очень серьёзный шаг. Тут, во-первых, муж не прав: так нельзя. Во-вторых, жене надо будет найти какие-то слова, чтобы ему это объяснить. И тогда вместе принять решение: единодушно остаёмся или вместе тогда переезжаем. 

Спасибо. Нина из Челябинска дозвонилась. Здравствуйте! 

Здравствуйте! Вопрос можно?

Да-да, пожалуйста!

Серафим Саровский сказал: «Спасись сам, и много людей вокруг спасутся». Растолкуйте, кто эти люди, и каким образом они спасутся?

Все, кто нас окружает. Любой человек, который сейчас видит мою жизнь. А моя жизнь может либо показывать добро, либо зло. Либо я могу олицетворять собою христианство, конкретно в своей нравственной жизни, либо, наоборот, людей соблазнять и искушать. Все будут говорить: «А этот дядя или тётя – христианин, и у него такие недостатки, мы все об этом знаем. Значит вот такие они в церкви. Ага, вот такая их церковь грешников. А, и Бог их такой. Не буду веровать в Бога, не буду ходить в церковь». Понимаете, какая на нас ответственность? Мы можем либо соблазнить человека, либо, наоборот, помочь ему пойти в церковь, открыть для себя жизнь во Христе, открыть для себя жизнь в Боге. Как ещё прежде святой Серафим сказал: «Стяжи Духа Святого, спаси себя, и тогда все, кто видит твою жизнь, спасутся». Если углубить эту мысль, то нужно вспомнить фразу из 17 Кафизмы святого Давида. Там есть одна кучерявая фраза, её сразу и не поймёшь, но звучит она буквально так: «Боящийся Тебе узрят мя и возвеселятся, яко на словеса Твоя уповах». Мы всё время поём её, когда поминаем усопших. И тут надо перенестись в храм во время отпевания, нужно увидеть гробницу с телом усопшего праведника – подчёркиваю, с телом усопшего человека верующего – и представить себе родственников вокруг этого тела, которое сейчас смотрит на него. И надо понимать, что я, например, смотрю, как верующий человек, и я вижу результат этой жизни, я вижу итог, я вижу успокоенное лицо, и говорю: «Боящийся Тебе…» То есть мы все, вокруг стоящие, кто Бога боится: «Боящийся Тебе узрят мя». Это от имени усопшего, «узрят меня и возвеселятся». Что такого весёлого? А потому что они сейчас увидят, что исполнилось моё обетование, и возвеселятся, потому что я жил и на словеса Твоя уповал, и прожил я долгую, счастливую, радостную жизнь, а теперь меня ждёт вообще кульминация всей радости, теперь меня ждёт Царствие Небесное. И как мы все хорошо знаем, ухо не слышало, глаз того не видел, и на ум человека не приходило, что уготовил Господь любящим его. Вот откуда наша радость. Понятно? Спаси себя, и тысяча людей вокруг тебя спасутся, но это будет только со стороны. Сам никак не можешь сказать, что «я уже свят, смотрите на меня». Скорее всего, наоборот: я очень не уверен, что у меня всё хорошо, что в моей голове всё в порядке. И мне кажется, любой здравый человек должен сохранять такую самокритичность. Но это наша цель, и мы все к ней идём. Спаси себя, и тогда все, кто увидит тебя, обязательно пойдут по тому же пути.

Благодарю. Продолжаем. «Венчает ли церковь троюродного брата и сестру, тем более, если отец молодого человека является крёстным отцом девушки?» Вот такая история. Вера.

Это не «тем более», это вообще не взаимосвязаны никак эти вопросы. Первый касается степени родства конкретного, а второй уже касается духовных отношений. Поэтому сразу отметаем вторую половину, здесь никаких проблем нет. Отец – это отец, а замуж будешь выходить за молодого человека. Поэтому отец – родственник только по отношению к тебе. А что касается первой части вопроса, то здесь достаточно серьёзные условия: существуют канонические требования к молодожёнам, и троюродное родство является каноническим препятствием к вступлению в брак. Но нужно сделать оговорку: жизнь очень много ситуативная, иногда бывает, что отношения очень далеко зашли, уже невозможно их вернуть обратно, невозможно расторгнуть эти отношения. В таком случае, необходимо обратиться к правящему архиерею, и на усмотрение владыки, возможно, совершить венчание над троюродными родственниками. Но это исключительный случай, и лучше его всё-таки избегать.

Благодарю. Алексей написал: «Закон Божий гласит: «Господь видел, что люди больше научатся друг от друга злым делам, чем добрым, и потому произвёл смешение языков, разделил людей на отдельные народы, и дал каждому народу отдельную задачу и цель в жизни». А какая задача и цель в жизни русского народа?»

Вы правы, мы на земле все люди грешные, мы все совершаем ошибки. И друг у друга если станем учиться, мы научимся небольшому, немногому. Потому что это говорилось о народах языческих, именно там произошло столпотворение. И помним в результате чего – в результате попытки построить какую-то башню до небес, олицетворить свою пустую гордыню, потому что она не наполнена ничем, только вот построить эту коробку. И Бог не допустил этого строительства и создал такое препятствие. Люди перестали друг друга понимать, буквально не понимать, кто что говорит, потому что смешались языки. И сегодня, во многом благодаря этому препятствию, не происходит таких глобальных проектов, хотя человечество очень стремится к этому: объединиться, универсицировать всё, в информационном поле сделать какое-то беспрепятственное прохождение, чтобы получить контроль над всей планетой. Это уже много раз было, и это ещё много раз будет, но пока Господь не попускает такого. Это будет, однажды это случится, когда антихрист придёт, но пока этого нет, пока только попытки. И, как видим, эти попытки в любом случае не заботятся о том, чтобы конкретно душа спаслась, чтобы нравственно назидался человек: нет, там есть цель – достичь власти, достичь силы, могущества и контроля. А вторую часть вопроса, это у Вас по поводу русского народа, это надо целую передачу посмотреть на «Всемирном Русском Народном Соборе», какая задача, цель жизни русского народа. Мне кажется, она ничем не отличается от целей православного греческого народа, или православного сербского народа, или вообще просто христианского народа, который хранит в себе заповеди Божьи. Так вот цель народа как единства – это найти кратчайший путь к Богу. И такой путь, который бы взаимопомогал разным гражданам этого общества на этом пути. Такая была, например, теократическая монархия в Византии. В принципе, есть примеры и в русской, отечественной истории, когда очень важное значение в жизни граждан приобретала вера православная. Сейчас мы живём в другое время, в переходное время, когда мы только что освободились от безбожной власти, от совершенно диких атеистических идеологий. Но пока мы не сформулировали чёткую, ясную, свою программу русского народа. Пока мы живём в такое время, нам приходится более-менее маленькими группками на приходах или где-то в обществе сохранять ценности православные. А посмотрите, что происходит вообще: в России сейчас нет такого, чтобы русский народ православный. Русский народ сейчас – большая масса, которая не знает, куда движется. И только православие ей придаёт какой-то вектор значения. Но пока ещё раз говорю, тонкий голосок, который зовёт.

Спасибо, отец Василий. Я напомню Вам, как именно Вы можете задать любой вопрос, Вы можете позвонить, на ваших экранах появился номер прямого эфира нашей студии: 84956268183. Вы можете нам также дозвониться через «Скайп» по видеосвязи, и для этого Вам надо нас найти в этом приложении, логин: SPASOTVET. И третий вариант: скачивайте бесплатное мобильное приложение «Телеканал СПАС», где вы также можете прислать нам в один клик вопрос или какую-то просьбу. Продолжим программу через пару минут.

 «Прямая Линия. Ответ священника» продолжается, на Ваши вопросы отвечает протоирей Василий Гелеван. Итак, вопрос от Екатерины: «Меня очень раздражают пристальные взгляды окружающих людей. Я считаю, что рассматривать человека, когда он это чувствует, неприлично и является вторжением в личное пространство другого человека. Я очень нервничаю и злюсь, когда, например, в вагоне или на улице человек смотрит на меня без отрыва: как мужчины, так и женщины. Как к этому относиться, как на это правильно реагировать, и не является ли такая моя реакция духовной или психической проблемой?»

Да, Вы правы, это невоспитанно, конечно, – таращить глаза на человека. Это неприятно, когда на тебя так смотрят, но к этому можно привыкнуть. Мы, батюшки, привыкли – на нас всю жизнь смотрят, везде все смотрят, причём ждут, чтобы я что-то сказал. Надо через это пройти, и я уверен, что надо всё делать с любовью, реагировать на такого человека тоже надо с любовью, с юмором. Можно посмотреть на него тоже, если есть силы. Можно поклониться ему, чтобы он понял. Он, может, не со зла: ведь ему интересно, просто брошка у тебя интересная, красивая, он даже не подозревает.

Может, он задумался просто.

Да, он вообще может про нас не думать, он про своё думает, остановил свой взгляд. Он вообще не из зла, а мы-то раздражаемся. А мы почему раздражаемся, об этом полезно подумать – потому что у нас есть гордость, потому что мы стесняемся. Это тоже проявление гордости: нам неловко из-за этого, видите ли, на нас смотрят, а какое у них право есть на нас смотреть? Это всё надо отмести, смиренному человеку всё равно, смотрят на него или отвернулись от него, хвалят его или ругают. У смиренного человека это всё уже давно прошло. Совет. Советую себе, прежде всего, Господи благослови, всем телезрителям канала «СПАС», всем нам смирения и спокойно реагировать на такие вещи. Их же миллион! Сегодня на нас посмотрели, и завтра что-то мы услышали про себя, послезавтра нам не понравилось, что там где-то не по-нашему. И так вся жизнь пройдёт в этом раздражении. Всё, надо положить этому конец раз и навсегда, перестать обижаться, перестать оскорбляться, а со смирением, с любовью всё принимать.

Спасибо. К нам Ирина дозвонилась, здравствуйте, слушаем Вас. Звонок сорвался. «Здравствуй, любимый телеканал», – пишет нам Николай. «Меня зовут Николай, я верю в Бога. Хожу в храм, исповедуюсь, причащаюсь, стараюсь жить по заповедям. Господь много раз отвечал на мои молитвы, совершая настоящие чудеса. Поэтому я знаю, что Бог есть 100%. Однажды ко мне пришёл друг, спросил меня: «Представь, что перед тобой положили крест и твоего двухлетнего сына, что выберешь ты? Если выберешь крест, то не отречёшься от Христа и спасёшься, но твоего двухлетнего сына зверски убьют у тебя на глазах. Например, будут жечь его заживо на костре, а ты будешь на это смотреть». И я выбрал сына. Получается, что я отрёкся от Бога? Мой вопрос священнику: «Я попаду в ад?»».

Вопрос большой и полный драматизма. Коротко отвечая на этот вопрос, я так скажу: в нас нет ресурсов, чтобы сделать другой выбор. Мы люди, и мы очень привязаны к своим родным. Поэтому добровольно отречься от своего ребёнка нереально. Ни один родитель на земле никогда так не сделает, и Господь видит это сердце. Господь может забрать ребёнка, но, конечно, это будет не по нашей воле: ребёнка ли, супругу ли, либо ещё что-то, что дорого нашему сердцу. Вот тогда исполнится евангельское слово: «Если кто возлюбил сына или дочь больше, чем меня, тот меня не достоин». Но я лично очень глубоко убежден, что ни один здравый человек никогда не сможет сделать такой серьёзный выбор: или крест, или ребёнка. Во-первых, потому что мы млекопитающие, мы очень привязаны, и у нас есть обязанности, физически вложенные в нас Богом, наши обязанности и привязанности к нашим родным. Во-вторых, потому что мы настолько мало верим, настолько малодушные мы, что мы не ощущаем эту разницу между ребёнком и крестом. Если бы у нас была вера твёрдая, глубокая, мы, несомненно, выбрали бы крест, но, увы, веры нет, не хватает. Нет среди нас ни одного Авраама, который бы повёл ребёнка на гору и поднял бы нож над ним, ну нет такого. И поэтому Бог, зная эту нашу немощь, просто аккуратно изымает от нас, освобождает нас от этого, нас учит этому, что потерял кошелёк, потерял жизнь, потерял что-то более-менее значимое в твоей жизни – и тем самым освободился. То есть ты сам не способен освободиться – Бог тебе поможет, Бог тебя освободит. И к концу жизни так происходит, что ты освободился от всего. Иногда приходится видеть таких пожилых людей: придёшь его исповедовать, причащать и видишь, что он уже совершенно свободный, он уже всех похоронил, всё раздарил, он уже остался только со своим телом, и то уже хочет скорее разлучиться с этим телом и уйти. Вот это достойно, вот это финал, класс! А как бывает, если этого нет? А бывает так, что человек цепляется за эту жизнь, скорбит, руками, зубами, ногами – лишь бы только… Но ты ж понимаешь, что ты не унесёшь с собой ничего, но ты ж понимаешь, что всё равно разлучишься не только с сыном и женой, но даже со своим собственным телом разлучишься. И в жизни надо научиться это всё оставлять, потому что это никогда не принадлежало тебе, даже дети нам не принадлежат, ничего нам не принадлежит, мы пришли сюда ни с чем, и уйдём отсюда ни с чем. В этом смысле один язычник очень красиво закончил свою жизнь, звали его Александр. Когда он умирал, он велел своим подчинённым сделать гроб с отверстиями возле рук. Он был богатый человек, он покорил полмира, он основатель империи целой. Александр Македонский его звали. Но когда Македонского несли по Александрии, то все видели, что руки его обнажённые торчали, пустые, и он тем самым безмолвно свидетельствовал: я ничего в этот мир не принёс и я ничего из него не выношу. Вот, как здорово. Нам, христиане, надо всегда помнить этот образ.

Спасибо. «Я христианка, – пишет Анна, – верю в Бога всем сердцем. Живу на Святой Земле, Бог здесь очень близко. И также я учитель йоги, но к ней отношусь, как к физическому развитию. Вопрос такой: как к этому относится Церковь? И грех это, или нет?»

Когда это наполнено языческой философией – это грех. Если рассматривать это как гимнастику, то это не грех. Но, насколько я могу свидетельствовать – я не занимаюсь этим, просто общался с людьми, читал на эту тему и сделал вывод, что йога не существует в отдельности от мировоззрения, она пресыщена философией, а без философии проще взять обыкновенную разминку. Там всё построено на мировоззрении, вся йога метафизична. И уже как следствие, на втором месте идёт, собственно говоря, гимнастика для мышц. Я думаю, я лично выбираю – лучше без йоги. Лучше я сделаю какие-то обыкновенные упражнения на мои мышцы, на сухожилия, разминку, но мне йога не нужна. Я боюсь этого, я боюсь в это вляпаться, мне это не надо. Теперь я точно знаю – мне это не нужно, и не советую никому.

Спасибо. «Я, будучи глупцом, – пишет Иван, – мог стать причиной неверия человека. Что делать?»

Будучи глупцом. Слушайте, да все мы глупцы, все мы совершаем ошибки. А что делать? Во-первых, надо это сформулировать перед аналоем, пойти на исповедь и сказать: «Господи, прости меня, я соблазнил человека. Господи Милосердный, помоги мне, дай мне мудрость, силы жить так, чтобы больше этого не повторилось, чтобы я не соблазнял своим поведением, своими словами никого, чтобы никого не оттолкнуть от веры, от церкви: ни ближних, ни дальних». Это первое, что надо сделать. А во-вторых, надо расти. Святой апостол Павел обращается к каждому христианину, и к батюшке, и к Вероничке, и к телезрителям – вот к любому, кто называет себя христианином. Знаете, что говорит апостол Павел? «Будь всегда готов дать ответ в своём уповании». Так что поводов ещё будет множество. И не столько дать ответ словом, сколько дать ответ своей жизнью, своим поведением, своим соблюдением церковных правил, своим посещением храмов богослужения, своим участием в причастии, то есть участием в Евхаристии. Этим всем мы даём ответ окружающим, насколько мы теоретически и практически христиане. А там уже не надо слов, не надо академий. Вот просто люди будут видеть, что этот человек не фальшивый, он говорит и делает одно и то же. Или как говорят: «Я уважаю людей, которые говорят одно, а делают то же самое!»

Прекрасно. «Я бы хотела знать, – пишет Евгения, – у меня заболевание ВИЧ. И мой муж работает в храме, у него этой болезни нет. Я думала, что мой муж послан мне Богом. Раньше я была атеисткой, но после встречи с ним моя жизнь изменилась в лучшую сторону. Так как я начала верить, что Бог есть. Если бы я не познакомилась с мужем, думаю, что, скорее всего, пропала бы. Вот Бог помогает мне через мужа?» Её вопрос.

Помогает, конечно. Ничего такого не бывает случайно. И встреча эта тоже преисполнена смыслом. Когда мы на своём жизненном пути встречаем больных людей, у нас есть повод призадуматься о ценности жизни, у нас есть повод оказать любовь ближнему. Это поразительно. Вот если бы мы были здоровы, мы бы не нуждались в помощи. А так вот есть возможность оказать помощь немощному. Немощному тоже эта помощь… Потому что теперь ты заболел, ты смиренный, всё, перестал гордиться. Понимаешь: где гордость, там нет благодати. Только смиренному Бог даёт благодать, а гордому он противится. Так что величайшее благо для человечества – наши физические немощи. Потому что через это мы смиряемся, мы научаемся любви, терпению, кротости и безропотному несению своего жизненного креста. Прямо миссионер такой – этот Ваш спутник. Миссионер в прямом смысле слова. Потому что через него Вы можете обрести веру. Сегодня вера, завтра уже к практическим шагам перейдёте: воцерковитесь, будете жить вместе с ним во Христе. Сколько Господь даст земной жизни, и на всю жизнь этот опыт останется. Желаю всем нам, чтобы мы вот так молились друг за друга. И как в слове сказано: «Носите тяготы друг друга, и тако исполните закон Христов».

Благодарю. «Как это вот, – пишет Наталья, – возложить всё упование и заботы на Господа? И как это можно сделать в нашей современной жизни?»

Надо понимать это таким образом, что Господь, покровитель нашей жизни, даёт нам в этой жизни всё необходимое: даёт нам силы, чтобы нам работать, чтобы нам служить; даёт нам какую-то мудрость, чтобы нам делать правильные выводы из всех событий нашей жизни современной. Можно ведь по-разному отнестись к тем или иным событиям: один раздражится, а другой скажет: «Спасибо, Господи». Сделает вывод, научится чему-то. Допустим, как ещё Бог присутствует в нашей жизни: безусловно, он Вседержитель, поэтому христианин доверяется Богу. Вот вера в данном случае имеет значение «доверие к Богу». Вот ты мой отец, и я точно знаю, что всё, что от тебя, – это делается в моё благо, хотя сегодня я и не вижу этого блага, мне даже кажется, что для меня это нехорошо, зло для меня – болезнь, зло для меня – потеря ближнего, зло, и прямо явная скорбь, и драма. Ну, дом сгорел у человека. А проходит время, и ты видишь, что именно через это событие что-то произошло, гораздо важнейшее. Давайте переходить к вещам практичным. Не так давно один молодой человек заболел (не буду называть его имя), прямо заболел, и все обнаружили его уже в четвёртой степени, стадии. И он на грани жизни и смерти. Но как его жизнь изменилась? Да, он борется сейчас. Но вместе с ним борется и мама, и отец, и сестра, и ещё огромное количество людей, которые ещё вчера были незнакомцами, а сегодня принимают активное участие в их жизни. Кто-то чем-то помогает, кто-то приходит, с этим парнем общается каждый день, ночью с ним сидит, кто-то молится за него. В очень многих храмах подали записки, в монастырях, в разных святых местах. В общем, это даже не исчислить, сколько людей объединила одна болезнь одного человека. Понимаете, как происходит? И вот проходит время, он сейчас, слава Богу, живой, и благодаря этой болезни семья приобрела единство. Это была обыкновенная семья, разрозненная: папа сам себе, мама сама по себе. Как все мы, жили расслабленно. А сейчас это прямо такой монолит, это семья, они едины. И ещё вокруг этой семьи образовалась целая периферия близких людей благодаря этой болезни. Но это мы не видели сразу, когда он заболел. Сразу что было? Шок и ропот. «Ну как же так? Ну, почему я?» И только пройдёт время, и мы увидим в этом благой промысел Божий. Как душа изменилась, как даже земная жизнь преобразилась благодаря этому. Поэтому вера в Бога-промыслителя – это перспектива, когда сегодня тебе непонятно, но ты доверяешь Богу («Господи, спасибо тебе уже сейчас, а завтра посмотрим»), а завтра я знаю, что будет лучше, чем сегодня.

Дай Бог. Спасибо большое, Отец Василий. Мы прервёмся ненадолго и продолжим.

Продолжаем программу. Звонок из Новосибирска, нам дозвонилась Ирина. Здравствуйте!

Здравствуйте!

Здравствуйте, Ирина! Слушаем Вас.

Скажите, пожалуйста. Поздравляю вас всех, во-первых, с Новым годом, с Рождеством Христовым!

Спасибо.

Хотела бы спросить. А вот можно ли во время болезни у болящего помыть полы крещенской водой? Мне сказали, что можно, но якобы её нужно выливать в определённое какое-то место. Так ли это?

Спасибо.

Во-первых, не надо это делать. Полы мыть лучше обыкновенной водой, а крещенской водой уже чистый дом покропить: и не только полы, а и стены, и все углы, и кровать, где он лежит, и его самого покропить святой водой. Всё-таки мыть полы крещенской водой недопустимо. И тогда отпадает вопрос, куда эту воду выливать. Но на всякий случай, в жизни бывает много разных вещей. Крещенскую воду надо употреблять в пищу. Она для того и освящается, чтобы мы её пили. Причём тут нет никаких ограничений, сколько ты выпьешь. Как можно больше надо выпивать крещенской воды. Вот мне иногда доводилось слышать такой вопрос: «А можно ли ванну наполнить крещенской водой и покупаться в ней?» Нельзя. Потому что вопрос: куда потом стечёт эта вода? В канализацию. Недопустимо. Воду крещенскую лучше выпить. Если уж ты не выпиваешь, то надо вылить куда-нибудь в непопираемое место, скажем, под дерево какое-то, или в поле, или в речку вылить. Это святыня. Святой Серафим Саровский вообще говорил: «Употребляйте крещенскую воду с просфоркой, прямо каждое утро». И святыня эта стоит близко прямо возле причастия. Конечно, с причастием ничто не сравнится, но это прямо близко возле причастия. Крещенская Теофания и просфора. Вот так вот.

Как близко идут суеверия с благословением? Как отличить, Отец Василий? Ведь столько связано, например, что нельзя в храме ходить со свечкой. Вот почему?

Много, много. И для этого есть общение. Вот если не хватает собственной интуиции, тогда надо общаться со священником либо с людьми, которые уже много лет в храме. Потом придёт опыт, сам будешь делать выводы. В этом смысл и духовничества, если уж на то пошло. Духовник ведёт тебя определённое время, но задача духовника – привести тебя к какому-то уровню, когда ты уже сам можешь делать выводы, когда ты уже сам можешь разумно выбирать, как поступить. Вот там уже душа подсказывает. Вот она крещенская, Агиасма. Как это: взять тряпку, намочить в неё и пол помыть. Нет, это же святыня, она употребляется в пищу, она употребляется в освящение дома. Даже вам скажу: когда мы жили в Новосёлках в Брянской области, мы крещенской водой кропили скотину, мы кропили сарай, где хранится эта скотина. Но это всё было из почтения, из уважения и с молитвой. Но и, конечно же, мы хранили её целый год. Это уникальная вода, мы её каждое утро пьём с утра. В семьях благочестивые дети вообще не начинают кушать, прежде чем не употребляют эту святыню. Сначала просфорку и святую воду, потом уже завтрак.

Коротенький вопрос: «Часто видела в храме, делают замечание людям, которые подходят к мощам с сумками, с рюкзаками. Почему? Имеют ли они на это право? И откуда это пошло вообще? Прямо бывает, что подбегают: «Оставь сумку! Оставь рюкзак!» Я вижу, а люди пугаются из-за этого и потом обижаются, естественно».

Конечно, всё нужно делать с любовью. И даже замечания мы всегда делаем с любовью. Вот так вот аккуратно объяснить человеку, найди эту минуту и расскажи, почему так нельзя. Чтобы он понял, а не просто так. Вот сейчас отрежешь, а завтра он уже не вернётся, не придёт. Скажет: «Вы какие-то грубые, какие-то бесчеловечные». И будет прав! Потому что мы проявили грубость и бесчеловечность. Надо найти слово, два слова, сказать: «Брат или сестра, сними, пожалуйста, сюда положи. Поклонись и снова возьми». Как же мы поступаем, когда идём к причастиям? Идём с пустыми руками, идём так, ручки сложили. Знаете, когда что-то в руке, когда какой-то багаж – это же символ, что ты пока ещё не оставил этого всего. Идёт на исповедь и несёт за собой что-то. Нет. Да даже если ты и подошла к исповеди, положила возле и общаешься, исповедуешься вот так. И то же самое к мощам. Идёшь – соседа попроси. «Носите тяготы друг друга, и тако исполните закон Христов». Это культура. И это символ того, что вот только ты и Бог, и ничего между вами, никаких житейских попечений. Это символ. Не говоря уже о том, что это просто непрактично. Когда, например, к Блаженной Матроне идёт поток, это же надо как-то организовать. Для этого там есть люди в костюмчиках, в пиджачках, они аккуратненько всё подсказывают. Аккуратно. Это тоже хороший пример для всех нас, как это происходит в Новопокровском монастыре.

И это безопасность в том числе.

В том числе, да.

Продолжаем. Наталья нам написала: «Помогите разрешить спор с супругом. У нас многолетняя традиция на Старый Новый год готовить вареники с сюрпризами. Мы относились к этому, как игре и шутке, но несколько лет подряд у супруга значения этих сюрпризов сбываются. И он стал серьёзно к этому относиться. В этом году даже перенёс свою командировку, чтобы не пропустить выбор вареников. Меня это стало волновать, так как мы православные христиане, не должны заниматься этим гаданием. Но муж меня не поддерживает и обижается на меня, что я отказываюсь в этом году лепить вареники с сюрпризами. Помогите разобраться».

Не знаю, что за сюрпризы у Вас такие. Первый раз слышу про сюрпризы. Оказывается, ещё имеют какое-то символическое значение эти сюрпризы. Относитесь к этому, как к игре (не знаю, как зовут Вас): «Муж, это игра, не больше, пусть это будет так. Не надо ради этого командировку переносить, честное слово». Улыбнитесь: «Вот мне досталось…» А то, что они как-то там сбылись – это случайность, Боже мой. Это случайность, ничего там сакрального, ничего закономерного нет. Забудьте всё. Игру оставьте: она хорошая даже, забавная игра, она объединяет. Но пусть всё это остаётся на уровне игры, ладно? У нас есть вещи посерьёзнее. Мы в храме Богу молимся, мы дома молимся, мы веруем в Господа, что он заботится о нашей жизни. А это очень легко переводит нас в другую сферу – сферу язычества, сферу гаданий. Там зима, Рождество, колядки, какие-то гадания. Всё это очень быстро нас уводит из веры христианской туда, в дебри языческие.

Продолжаем тему гаданий, Григорий пишет: «Скажите, сейчас святки, всегда на Руси гадали. Это грех?»

Я не согласен, что всегда на Руси гадали. Я не согласен с этим, но это отдельный разговор. Что это грех – это однозначно. Это грех, недоверие Богу. Это грех – самому строить свою будущую жизнь. «Я хочу так, будет так». Тогда давайте продолжим до конца, давайте «Отче Наш» будем молиться так: «Да будет воля моя». А я же молюсь: «Да будет воля Твоя». Я же верю в Бога, Отца-Вседержителя. Раз так, я доверяю Богу: пусть будет промысел Божий над моей жизнью. И не надо мне знать, что там будет завтра. Всё равно я не могу знать всего. Есть бесёнок, который кое-что знает, больше, чем я, он не столько, сколько Бог, но больше, чем я, знает. И бесёнок, дабы меня соблазнить, мне может даже и открыть. Очень серьёзно! Он прямо мне открывает какую-то там информацию, и человек к этому всерьёз относится и не замечает, как он перестаёт поклоняться Богу, а начинает поклоняться тому бесёнку, который ему это открыл. Вот это грех. Вот к чему это приводит: к отречению от Бога и поклонению дьяволу. Вот к чему приводит это гадание.

Так, продолжаем. О линиях жизни на руке теперь поговорим. Ирина пишет: «Изучила свои руки. На моей активной руке линия жизни короткая. Стоит ли к этому относиться серьёзно?»

Какой серьёзный такой вопрос. Я знаю одного человека, у которого линия жизни идёт от одного края ладони до другого края. Что это значит, как Вы думаете? Это значит, что у него жизнь вечная. Жизнь вечная у всех нас вообще-то. А жизнь временная всё равно прекратится. И если её рассматривать с точки зрения вечности, то это всего лишь полоска между двумя датами на могильном камне. Знаете, она всё равно крошечная. Она, может быть, чуть больше у одного, чуть меньше у другого. Не надо задумываться о том, насколько она больше или меньше. Надо задуматься, а какое у неё содержание. Иной человек за считанные дни может заслужить Царство Небесное, глубоким искренним покаянием за считанные минуты. Как разбойник на кресте. Иному нужна целая жизнь, преисполненная многих событий: и радостных, и скорбных, – целая большая жизнь, пока только он повзрослеет в духовном плане. Иной уже взрослый, хотя он ещё юноша. Иной уже и старец, а вот внутри ментально он ещё пока не созрел для Царства Небесного, поэтому Господь ему даёт возможность в этой жизни ещё что-то сделать, успеть, увидеть, познать. И когда он возрастёт, тогда его Господь избирает и призывает к себе. Слышите, земной возраст не имеет значение. Имеет значение духовный возраст. Бросьте Вы эти разговоры, не о том мы говорим.

Продолжаем. «Если Господь даёт ангела-хранителя при зарождении жизни и порождение ангела с нами и сопровождает нас при переходе в вечность, то есть, если можно так выразиться, наш личный ангел-хранитель… а как обстоит дело с дьяволом? У нас тоже есть свой персональный дьявол? И тогда откуда он появляется? Или он один из числа общих противников рода человеческого?»

Вы сами ответили на этот вопрос. Там нет никакой персонализации, а вот ангел-хранитель действительно есть, совершенно чёткий. Ангел-хранитель даётся каждому отдельному человеку и ведёт человека в течение всей жизни. И насколько нам известно из блаженной Феодоры, ангел-хранитель будет нашим заступником во время страшного суда. Ангел будет напоминать нам о хороших наших делах, о том, как мы приблизились к Богу. А вот бес, напротив, будет напоминать нам о наших ошибках. Вы знаете, я недавно совсем вычитал вот о чём. Все вы, наверное, слышали, отзывы людей, побывавших в клинической смерти, о том, что они видят примерно одинаковую картину. Они видят некий коридор, а в конце коридора свет видят. И блаженная Феодора тоже указывает нам о том, что там сразу нас ждут бесы, они хватают нас и напоминают нам нашу жизнь. Я как-то не задумывался, а что же видят усопшие, побывавшие там. Что это за моменты жизни? Вот говорят так: «Как будто для тебя фильм из твоей жизни. Как будто на огромной скорости пролистывается твоя жизнь. И ты видишь от самого младенчества до последних дней свою жизнь». Но недавно я вычитал, что эти картинки имеют совершенно конкретное содержание. Это не просто случайные или даже важные моменты твоей жизни, а конкретно это твои неудачи. Бес показывает тебе те фрагменты твоей жизни, за которые тебе стыдно. Причём в такой скорости всё это приобретает некое мощное воздействие на душу человека и моментально ввергает его в уныние. В печаль. «Как же я так наделал? Как же я так мог?» И вот это самая главная цель беса – в эту минуту вогнать человека в состояние уныния, печали, и чтобы в этом состоянии он предстал перед Богом. Братья и сёстры, будем помнить, что нас это тоже ждёт когда-то. Не знаю, когда. Нам покажут этот диафильм. Будем знать, что это не от Бога, что это от бесов, и что цель у него негативная. Но показал, спасибо! Господь Милосердный, прости меня грешного!

«Спасутся ли дети-инвалиды, которые ограничены отсутствием интеллекта? Причащаем и сами причащаемся». Спрашивает Надежда.

Ограничены отсутствием человеческого интеллекта, но никто из нас не знает, что там в душе происходит. Мы и здорового человека не можем понять. У нас чужая душа – потёмки. И здесь, тем более, нет возможности определить, насколько его душа развита, насколько он близок с Богом.  А скорее всего, как раз в физической немощи человек, наоборот, ближе к Богу, потому что сердце его проще. Вы посмотрите на лицо детей, которые с рождения имеют недуги. Посмотрите, этой девушке уже 20 лет. А она выглядит, как будто ей 10-12 лет. У нее чистое, ясное личико. Оно не помрачилось никаким страстями, грехами. Даже посмотрите на эту женщину, которая большую жизнь уже прожила. А юное лицо, светлое, потому что нет на этом свидетельства печали, греха. Почему? Потому что молодые люди не засматривались на неё, не искушали её сигаретами, или вином, или блудом. Она жила чисто, свято, непорочно. И эта святость, чистота на ней видна. Значит, там и внутри чистота. Богом данный природы образ. Вы не спешите осуждать, что она какая-то малоумная, скудоумная. Не спешите! У неё, может быть, сокровище там в душе. А это ведь даже важнее для Бога, чем наш интеллект. Это состояние души. Именно по нему будет Господь судить, куда отправить меня.

Да. Спасибо, отец Василий! Мы прервёмся и продолжим.

Продолжаем программу «Прямая линия. Ответ священника». «Как воспитывать крестницу в христианской вере, если сам живу не близко, и родители её неверующие?» Александр написал.

Первое, что мы обязаны делать – это поминать наших крестников. Если нет физической возможности близкого общения, частых встреч, в таком случае, возложим упование на Бога. Главное, будем молиться за своего крестника. Будем помнить ещё вот о чём: крестник воспитывается не столько нашими словами, сколько делами. Когда мы говорим про дела, мы имеем в виду нашу собственную церковность. Да, я живу здесь, далеко, а он там. Но зато я уверен: он часто думает обо мне. Я точно знаю, он примеряет свою жизнь к моей жизни. Поэтому всё, что я делаю или говорю, я делаю или говорю как бы в его присутствии. И он когда-нибудь поинтересуется: «А крёстный мой ходит в храм?» И узнает: да, он регулярно посещает церковь. «Это для меня пример! Интересно, а крёстный мой причащается в храме раз в месяц?» И узнаёт, что, да, неизменно уже много лет. И не так, что просто пришёл на Пасху, свечку поставил и пошёл. А прямо регулярно ходит. И он воцерковлённый человек. «Для меня это пример! Интересно, в редкие мои встречи с моим крёстным отцом я задам ему какие-нибудь вопросы, которые во мне назрели. Вопросы относительно духовной жизни. Я спрошу у него что-нибудь даже из мировоззрения церковного, православного вероучения. Способен ли будет мой крёстный дать мне ясный такой ответ, что есть что? Троица, Бог Иисус Христос, Церковь, Таинство Богослужения. Хотя бы поверхностно, но конкретно сможет ли он мене пояснить? О, да! Он молодец! И для меня это пример. И я тоже ещё глубже пойду. Я ещё дальше пройду. Я ещё лучшего узнаю наше церковное вероучение. Я тоже буду регулярно ходить в храм и причащаться». Понимаете, лучше всяких слов – дело. И это мы можем делать на любом расстоянии.

Спасибо! «У меня есть знакомая, которая завещала свою квартиру приходу. А сын её с тремя детьми и женой скитаются по квартирам. Сын не пьёт, работает. Детки у них хорошие, добрые. А бабушка с ними не общается. Говорит: «Мне никто не помогал. Они сами должны выживать!» Разве это не грех?»

Не знаю. Не станем говорить, грех это или, может быть, даже заслуга бабушкина. Все же по-разному оценят. Я думаю, настоятель храма сказал, что это не грех. Потому что она на храм пожертвовала. Я думаю, что сын, безусловно, осудит этот поступок. И даже его дети осудят это поступок. А что нам с вами? Мы же ничего не знаем толком, какие у них отношения конкретной семьи. А говорить в общих словах: «Правильно сделала! Ну-ка, все матери, быстро отписали всё своё имущество на церковь! А дети как-нибудь проживут». Мы не можем так сказать. Точно так и мы не можем осудить эту женщину. Она, безусловно, совершила грех. Потому что мы не в курсе, насколько действительно эти дети досадили своей маме. То есть звучит в этом, что они как-то досадили. Но я не берусь судить. И мы не вправе судить вообще. Господь знает. Господь видит. А детям, коль скоро так попалось, надо помнить, что не они одни такие. Есть такие дети, у которых и не было квартир или домов, которые, как птички, живут и детей растят. Ничего! Мир не без добрых людей. Ничего! Поможет Господь, и будет крыша над головой. Да и есть ведь крыша над головой. Просто хочется побольше. Хочется ещё больше. Но это неизменно. Слушайте, оставьте. Не надо никого судить. Она уже поступила. Это её выбор. Это, в общем-то, её законное право. Даже земной закон позволяет ей так поступить. Всё. Она сделала. А детям есть повод, так сказать, побольше поработать и заработать себе своё жилье.

Благодарю! Большой вопрос от Елены. «Я по профессии юрист. Ранее суть моей профессии была помощь людям. В частности, наказать нерадивого работодателя, восстановить незаконно уволенного сотрудника, помощь многодетной маме и так далее. Я ушла с прежнего места работать, так как не могу работать в обмане. А работа юристом это подразумевает. Это касается привести, уговорить людей, что именно данная компания им поможет. Сейчас не могу трудоустроиться полгода, так как предлагают аналогичную работу, другие работодатели отклоняют. Подскажите, как быть и правильно себя вести в подобной ситуации? Я привыкла помогать, но не втюхивать ненужное».

Правильно поступили. Есть совесть, которая всегда нас обличает. И в любой сфере деятельности мы должны оставаться христианами. Обманывать – это же грех. И когда-то, рано или поздно, этот вопрос с особой остротой встанет. Если мы не примем меры, со стороны придёт к нам вразумление. Да, так бывает. Иногда в жизни что-то происходит неприятное – мы думаем, это случайность. Нет, это Господь даёт сигнал, что не надо это делать. Переосмысли свою жизнь, и чем раньше, тем лучше, чтобы поменьше было потерь. Я поддерживаю. И любой здравый человек поддержит. Знаете, очень многие люди сейчас, реально очень многие, испытывают вот эту дилемму между своей воцерковлённостью и теми условиями, в которых они находятся. И тот образ жизни, те занятия, которые они делают до воцерковления. Воцерковление в этом смысле и есть хороший повод посмотреть на себя со стороны, а всё ли там в порядке. Вы увидели – слава Богу, что увидели. Вы сделали свой выбор – и слава Богу, сделали. Уверен, что Господь не оставит. Уверен, рано или поздно Господь поможет и найдёт для Вас занятие, которое не будет коробить Ваше сердце, которое принесет пользу людям и Вашей душе.

Дай Бог! «Что можно подарить духовнику, иеромонаху, благочинному монастыря, – спрашивает Дмитрий, – на день рождения?»

Такой пикантный вопрос. Потому что иеромонах – это человек, который отрёкся от своей мирской жизни. Он стал дитём Бога. Дитя Бога приобрело новое имя. И это символично, что для него теперь на первом месте дата его монашеского пострига. Хотя, безусловно, как человек, как живущий среди нас, он отмечает. Но, сдаётся мне, для монаха день рождения его земного уже на втором месте. Это абсолютно нормально. Он ведь постригся в ангельский образ. Он отрёкся от всего земного, даже от своего имени. Но хочется что-то приятное сделать любимому батюшке. Тогда надо сделать. Когда будете делать выбор, я бы обратил внимание на то, что это дитя Божье. И, безусловно, ему будет приятно что-то связанное с церковью. Какой-нибудь сувенир. Но не мирской, а именно церковные сувениры. Возможно, ему будет приятно получить что-нибудь связанное с богослужением. Допустим, уверен, любому батюшке, любому иеромонаху было бы приятно получить комплект богослужебного облачения в этот день. Может быть, он не дёшево стоит.  Можно в складчину с духовными чадами сделать. Но это будет замечательный подарок. Фелонь, епитрахиль, поручи, чтобы он мог состоять у престола и молиться за вас за всех.

Спасибо большое! Чудесно!  «Меня зовут Дима, – пишет нам наш зритель, – есть такой вопрос: если я учусь в православной гимназии, я молюсь, хожу в храм, а сам много играю в компьютер, я в рай попаду?»

То, что играем в компьютер – это нам не способствует в рай попасть. Скорее, даже наоборот. Но только нет здесь такой причинно-следственной связи. Почему скорее наоборот?  Потому что это же время. Надо понять, времени у нас очень мало. Земная наша жизнь такая короткая. И в ней нужно успеть что-то, что поможет нам в вечной жизни. Может быть, почитать. Может быть, встать, выключить компьютер, пойти в больницу и обнять больного человека. Накормить того, который хочет. Пойти в темницу, пообщаться с узником. Он там сидит в заточении, в таком дне человеческого бытия, там слушает матерщину. Там очень неприятные вещи происходят. А ты пошёл и проявил заботу о нём.  Найди телефон службы. Допустим, тюремный отдел тюремного служения Русской православной церкви или больничного служения. Есть же ведь всё. И ты на компьютере посмотри, куда ты можешь употребить своё время для того, чтобы развиться духовно, чтобы принести людям пользу. А игрульки – это всё фантомы. И все эти сюрпризы, призы, которых мы достигаем, – всё это фантом. Всё это не по-настоящему. Никому это не нужно. И пройдёт время, сам поймёшь: и тебе это тоже не нужно. Всё это сплошной обман, сплошная эфемерия, как будто ты заслужил. Да ничего ты не заслужил! Ты пойди помой посуду дома. Или пойди старушке помоги, сходи за хлебом. Вот твоя заслуга конкретная. А это всё обман. Ты себя обманываешь и других обманываешь. Это надо бросать и заниматься конкретными делами.

Вопрос тоже про компьютерную игру. Просто задам. «В потрясающей компьютерной игре, ­– пишет Теодор, – добавили религию. Но пророки и миссионеры изображены там как маги и колдуны. Сражения представителей разных конфессий визуально выглядят, как сражения магов, и называются теологическими баталиями. У меня религиозное воспитание, но этот момент не дает мне покоя. Не могу понять, как правильно относиться».

Создатели компьютерных игр имеют одну единственную цель – это стимулировать интерес. И они действительно пытаются. И у них получается материализовать человеческую пристрастность, чтобы вызвать некую привычку. Поэтому они делают много уровней. Тем самым стимулируют человека как можно больше времени провести у компьютера. И человек якобы достигает ещё новых уровней, идёт дальше, дальше, дальше. Только со стороны уже видно, что это всё профанация сплошная. Невозможно, чтобы святые апостолы выступали в качестве соперников с колдунами. Потому что в жизни всё это по-другому. В жизни Господь присутствует в действиях апостолов. Как помните, как это всё делалось – раз! просто мгновение! Там не надо особых слов. Всё это делается с помощью благодати Божьей. Святые апостолы исцеляли. И знаете, когда церковный человек увидит на экране это облачение в качестве игрульки, конечно, глубоко оскорбится. Это реальное оскорбление духовных чувств верующего человека, когда он видит привычные его глазу объекты, к которым он относятся с почитанием – а тут, понимаешь, игрушки. Конечно, это оскорбление. Это неуважение. Опять, объяснить это разработчику? У него же есть цель. Он за это деньги получает. Ему за это платят какие-то ребятки. А ребятки что? Но ребятки тоже не знают, что такое облачение. Они просто пользуются и всё. Тут один сказал, что на лошади есть палица. Ух ты! А палица – это элемент священнического облачения. Палица! Так и называется. Я не играю. Я только слышу. Иногда что-то на исповеди расскажут мне. Иногда что-то в беседах расскажут. Чуть-чуть знаю косвенно. Но сейчас пытаюсь со стороны посмотреть, как это всё. Но это же кощунство. Это прямо оскорбление. Я не скажу богохульство. Это уже слишком, конечно. Но это кощунство. И, конечно, это надо избегать христианину. Опять, мы сегодня говорили о том, что у нас в стране очень много людей индифферентных, соответственно, некомпетентных. У нас совершенно немножечко людей, которые реально понимают стоимость святыни, которые реально живут воцерковлённой жизнью. Воцерковлённые в полном смысле слова. Поэтому это только тонкий голосок в нашем обществе. Это голосок разума. Голосок такой благорассудного: «А! Это не надо делать. Стоп! Это нам не надо!»  Это скажут 0,03 человек в нашей России. А основная масса скажет: «О, класс! Интересно! Класс! Ещё одна потеха! Пожалуйста!» Но где мы? Где ты? Ты там? Среди индифферентных, которым всё равно, и будешь гулять, и будешь использовать слова сакральные? Или всё-таки для тебя это небезразлично? Сделай выбор! А когда сделал, всё! Выбери для себя раз и навсегда, и всю жизнь так живи, и смотри внимательно, блюди за собой. Будь осторожен. Потому что очень много подвоха в этой жизни. Будь осторожен. Что тебе ценно, держись того и береги.

Вопрос у нас от Ольги. «Не всегда бывает время отстоять службы до конца. Супруг говорит, что ещё хуже так. Лучше прийти уже до службы, чем идти с середины. Как правильно поступить?»

Простите, я ещё в парах предыдущего вопроса. Трудно так перестроиться. Ещё раз.

Ничего. «Не всегда бывает время отстоять службу до конца, – говорит Ольга. – Супруг говорит, что так ещё хуже. Лучше с середины уйти. То есть, лучше прийти до службы, чем уйти с середины. Как правильно поступить?»

Лучше прийти к началу службы и побыть до конца службы. Она монолитна. Но бывает исключение, конечно. Бывает, пожилые люди, им очень трудно стоять. Видно, что он, бедный, мучается, но стоит. На вечерней, если взять, например, всенощное бдение, то помажем его и говорим: «Ступай домой, отдохни. Завтра увидимся утром». После помазания уходят. Но здесь я понимаю, что вы не такие уж пожилые, не такие уж немощные. Больше вопросов практики, больше вопрос такой сложноватый, потому что спину ломит на одном месте стоять.

Она говорит, времени не хватает. Может быть, какие-то дела или что-то. Детей, не знаю, забрать. То есть, можно уйти с середины.

Выбор такой.

В принципе, да. 

Да жалко уйти с середины.

Конечно, жалко.

Жалко. Святой Иоанн Златоуст обличает конкретно. Но что вы сделали? Вы пришли, чуть побыли и пошли. А самое главное в конце. В самом конце литургии причащаемся. И это кульминация нашей службы. Если мы уйдём, не причастившись, получается, мы сходили, а самое главное не взяли. Пришёл на обед, улыбнулся всем, постоял, люди только начинают кушать – развернулся, пошёл. Так же не делают. Будь лучше до конца. А если уж действительно забота, дети – это уважительная причина. Мы понимаем. Мы благословляем наших мамочек. Они приходят не к началу литургии. Они приходят в какой-то момент: к «Херувимской», к «Милость мира», чтобы какое-то время побыть и дождаться конца. Он важнее начала.

Спасибо огромное, Отец Василий! С Вами время пролетает очень быстро, поэтому программа наша уже закончилась на сегодня.

И мы дождались конца. И он очень важен. 

Спасибо, что были с нами! Увидимся. Храни вас Господь!