Полный текст программы

Прот. Андрей Ткачев: Как говорится в одном коротком довольно старом анекдоте, поговорим о вечном — о нехватке денег. Сегодня мы поговорим как раз о деньгах, о их нехватке, об их изобилии, об их опасностях, о том, что это — Бог ли или просто бумага. В общем, о всем том, что вокруг денег крутится и вертится, и тревожит сердце человека, мы поговорим сегодня в нашей передаче «Встреча». Друзья мои, здравствуйте!

Итак, тема понятная. Главная моя задача — это дать нам понять, нашему сердцу, что миром правит Бог, а не они, что они, собственно, не Бог, что самая большая опасность в отношении к ним — это приписать им атрибуты божества и служить им потом. А когда служишь им, то служишь кому-то, кто за ними прячется, а потом начинаются самые разные сложные вещи. В общем, там есть, о чем поговорить.

Мне кажется, эта тема близкая каждому человеку, живущему на земле, включенному в товарно-денежные отношения. Есть еще племена, которые не знают денег, не чеканят монету, есть, но их настолько мало, что о них можно смело умолчать. Итак, у кого есть первый вопрос вообще по теме сегодняшней нашей сложной передачи?

Вопрос: Здравствуйте, отец Андрей. Меня зовут Григорий. У меня такой вопрос. Сейчас вот в нашем обществе люди очень помешаны на деньгах. Вот у ребенка спроси в детском саду: «Чего ты хочешь, когда вырастешь?» — «Много денег». Он по-любому так скажет.

Прот. Андрей Ткачев: Ну, по-любому — я бы поспорил.

Вопрос: Ну, 50%, 60% точно. Второй вопрос — отказ от денег. Нужно быть святым, чтоб отказаться от денег, или отказаться от денег, и мы станем вдруг сразу святыми? Вот такие вот мнения ходят.

Прот. Андрей Ткачев: Ну, вы знаете, что в духе глобальных процессов отказ от денег, так или иначе, произойдет в мире. Деньги просто уйдут из оборота. Вот мы сейчас, допустим, безналичным расчетом пользуемся, карточками различными, есть, там, WebMoney, всякие виртуальные деньги такие.

То есть деньги постепенно вымоются из оборота, но это не будет знаком того, что люди станут святы, наоборот. То есть антихристова система будущая — она предполагает некий контроль за всеми движениями товаров без учета наличных денег, так сказать, перевод их полностью в виртуальную систему.

Но это не будет святость, поэтому отсутствие денег — это вовсе никакая не святость. То есть здесь мы просто выходим на вопрос — что это такое вообще? У кого из вас есть определение денег? Кто из вас знает, что это такое вообще?

Вопрос: Средство обмена.

Прот. Андрей Ткачев: Кто экономист вообще из вас здесь? Кто из вас с экономикой связан, или учится, или, там, как-то… Вы?

Вопрос: Здравствуйте. Меня зовут Екатерина. Я из подмосковного города Тучково. Я финансист, да, и хочу сказать, что сейчас я преподаю просто финансовые дисциплины, ну подросткам.

Прот. Андрей Ткачев: Где?

Вопрос: Московский политехнический университет, ну, это экономическая тоже кафедра. И, вы знаете, тоже вот я хочу продолжить, да, некоторые вопросы молодого человека, что очень много вопросов у детей, да, учитывая, что они даже учатся на экономической кафедре, да, там, экономика, финансы, это может быть маркетинг и так далее.

Конечно же, нужно уметь считать деньги, нужен этот хороший подсчет, но духовность, да, и какая-то духовная сторона жизни — она как бы, знаете, она как будто бы вымывается. И когда ты разговариваешь с детьми, со студентами, на эту тему, вы знаете, она крайне такая очень сложная.

Потому что, ну, они, естественно: «Я хочу купить машину, она стоит вот столько, да? Я хочу себе квартиру, она стоит столько. Что мне ваш Бог? Ну, вот как бы… Как мне здесь может помочь Господь?»

Студенты мои же — они сами себя обманывают. И когда я с ними говорю, то есть это, может, спустя, там, час или два, вот, мы можем поговорить по душам, и они тогда вот… можно достучаться до их сердца, что вот отдаленно может показаться, что все-таки Бог — Он не… не в том… не в количестве денег. И вот это, мне кажется, сам…

Прот. Андрей Ткачев: А Вы с ними о Боге тоже говорите на лекциях, да?

Вопрос: Да, я тоже иногда говорю с ними о Боге.

Прот. Андрей Ткачев: Тут, видите, деньги — это довольно мистическая вещь. Есть такое у Пушкина, такое, все…

«Все куплю», — сказало злато;

«Все возьму», — сказал булат.

То есть тот, кто имеет в руках меч… Как Мао Цзэдун сказал: «Винтовка рождает власть». То есть человек, который, например, с оружием в руках перед безоружными — он имеет власть над ними. Ему винтовка дает все, что нужно ему в данное время. Золото говорит в тишине: «Тс-с-с, — золото любит тишину, говорит, — я все куплю, я все возьму и так».

Это средство приобретения власти, управления людьми, там, значит, доступа до всевозможных благ и прочее. Это, если угодно, материализованный пот человека. Вот человек… Представьте себе, что каждая капелька превращалась бы в копейку. Это пот и кровь рабочего человека.

Там, экономисты скажут — это некий эквивалент. Допустим, ты продаешь иголки, я продаю корову. А сколько иголок в одной корове? А кто его знает? Надо усреднить и то, и другое. Корова стоит столько-то. А сколько иголок можно купить на эту цену? Столько-то. Понимаете?

Но нам как христианам нужно говорить о том, что деньги — это не Бог. Сегодня нужно об этом говорить. Ну-ка, давайте вспоминать, какие евангельские истории связаны с деньгами, притчи и истории.

Вопрос: Притча о талантах.

Прот. Андрей Ткачев: Притча о талантах. То есть раздает хозяин таланты…

Вопрос: Да, трем рабам.

Прот. Андрей Ткачев: Таланты — это не способность к игре на скрипке в данном случае. Это мера веса драгоценных металлов. Некий человек раздает таланты людям — 5, 3 и 1, противу силы. «Тебе 5 талантов, тебе 3 таланта, тебе 1 талант», — для того чтобы они работали с ними, вкладывали их куда-то и приносили прибыль.

Какую прибыль они должны… они принесли, кто помнит? Тот, кто 5, еще 5, тот, кто 3, еще 3, то есть 100%-ную прибыль.

Вопрос: Да-да-да.

Прот. Андрей Ткачев: А кто приносит 100%-ную прибыль вообще? То есть Господь зовет нас на какой-то риск такой, да? Мы сейчас Евангелие прошерстим, мы с удивлением узнаем, что там половина про деньги.

Вопрос: Меня зовут Ольга, руководитель отдела продаж в кофейной компании.

Прот. Андрей Ткачев: О, вот, пожалуйста.

Вопрос: И мне сейчас вспомнились такие слова в Евангелии от Матфея, что верблюду легче пройти в игольное ушко, чем богатому человеку в Царство Небесное.

Прот. Андрей Ткачев: Вы знаете, что? Там есть такая хитрость. Если читать этот текст вот без обиняков, просто вот верблюд, вот игольное ушко, то есть сразу понятно, что он никогда туда не пролезет, то есть никогда, ни при каких обстоятельствах.

В XIX веке произошла такая интересная штука — возникла наука «библейская археология». Археологи приезжали на места библейских событий, раскапывали, искали там старый город, библейские места всякие.

Что они там открыли? Они открыли, что в Иерусалиме, когда запирались главные ворота, ведущие в город, оставалось отверстие, похожее на иглиное ушко, в которое мог пролезть человек, но никак не животное. А если и животное, например, какой-нибудь ослик, то только, сняв с него поклажу.

Это иглиное ухо так называемое находится в иерусалимской стене на территории подворья женского монастыря, на территории старого города. Тогда возник другой смысл. Тогда, значит, все-таки можно залезть в иглиное ушко, только, если распоклажиться, снять с себя поклажу.

Мне кажется это неким таким лукавством библейских археологов, потому что, когда про иглиное ушко читаешь, ну, не влезет он туда никогда, ну, никогда не влезет.

В Евангелии — там делается уточнение. Когда Господь говорит про богатого некого юношу, которому Христос говорит: «Раздай все, иди за Мной», — и он заскорбел и отошел, за Христом не пошел. И тогда Христос говорит: «Как же трудно спастись богатому, — говорит, — невозможно спастись богатому».

А тогда ученики сказали: «Так кто ж тогда может быть спасен?» Тогда Господь говорит: «Невозможно у человеков возможно у Бога, ибо все у Бога возможно». То есть Христос оставляет эту лазейку, да, для богатых тоже — в принципе, невозможно, но не у Бога.

У Бога все возможно, значит, в общем-то, и богатому тоже можно спастись, но там уже будут какие-то свои дополнительные сложности.

Вопрос: Игорь, учитель истории, Москва. Означают ли эти слова, что, чем ближе человек к Богу, тем дальше от денег, и, чем ближе к деньгам, тем дальше от Бога?

Прот. Андрей Ткачев: Хороший вопрос.

Вопрос: И христианин неминуемо становится перед выбором: быть богатым, и без Бога, или быть христианином, но не обладать деньгами?

Прот. Андрей Ткачев: Кто-то из святых сказал, что стяжавший  большие суммы денег не имеет любви. То есть трудно представить себе боголюбивую душу, занимающуюся накоплениями.

И, конечно же, здесь есть естественное желание двигаться в сторону простоты, но не бедности, потому что бедность недобровольная — это проклятие. Бедность человека, который не готов к ней, это те очень тяжелые испытания, это крест.

Добровольная бедность — это великое благо. Вот если человек хочет бедности и имеет ее, он наслаждается покоем уже. Есть английская пословица такая: бедный что святой — ничего не боится. Бедному ничего не страшно, добровольному бедняку ничего не страшно.

И он не боится дефолтов, кризисов, не боится, там, повышения ипотечных ставок. Он вообще ничего не боится из того, что боятся люди обычно, которые желают обогатиться. Поэтому, да, Вы правильно проблему назвали.

Да еще, знаете, что? Еще, когда человек к Богу идет, даже имея что-либо, огонь божественного присутствия сжигает ненужное. Я как священник могу вам привести много примеров таких, общий смысл которых следующий.

Приходит человек к Богу, имея за собой что-то. Приходит с мыслью: сейчас я начну молиться Богу, отдавать десятину на храм, в воскресенье быть в церкви, причащаться, читать, молиться, в паломничества ездить. Упорядочу свою жизнь, злые грехи брошу, привычки свои поменяю, и, наверное, Господь как-то благословит меня на то, чтобы у меня было все необходимое, и будет все ровно, как бы хорошо.

Вместо этого человек приходит, начинает делать все, что мы сказали, а у него все сыпется — бизнес сыпется, здоровье подкашивается, в семье начинаются нелады. Он приходит с большим вопросом, говорит: «В чем дело? Что такое? Это как вообще? Вместо великого благословения свыше, значит, на все мои дела я получаю великие проблемы со всем тем, что есть».

Это потому, что часто Господь сжигает то, что собрано неправильно. Вот, скажем, какой-то батюшка, позвали его квартиру освящать, и люди говорят ему: «Батюшка, Вы так хорошо помолитесь, чтобы вообще все злое ушло». Говорит: «Я-то помолюсь, но где жить будете?» То есть оно может вообще все уйти вместе с квартирой, понимаете?

Поэтому здесь есть такая вещь. Не зря же возник монашеский идеал добровольного нестяжания. То есть один из монашеских обетов — это не копить ничего себе, не собирать себе, то есть довериться… Но монах может, без семьи потому что. Здесь неизбежным условием бедности добровольной является бессемейность.

Раз без семьи, тогда не копи. А кому копить? Ты уже живи только с Богом, как птица. А если уже семья, значит, здесь налагаются узы на человека, значит, здесь уже что-то нужно. Монаху можно по-другому жить.

А когда хочешь быть богатым, как апостол Павел пишет: «Желающий обогатиться попадает в разные сложные ситуации, потому что оно сопряжено с разными страхами».

Вопрос: Меня зовут Елизавета. Я из Саратова. Я хотела бы вспомнить историю из Евангелия о должнике…

Прот. Андрей Ткачев: Вот, точно, есть такое.

Вопрос: …когда, получается, бедный… бедный человек значительную сумму одолжил у более богатого человека.

Прот. Андрей Ткачев: Да.

Вопрос: И потом богатый человек смилостивился над ним и простил ему этот долг, и отпустил с миром. А еще более наибеднейший человек занял у этого как раз должника совершенно маленькую сумму, но тот начал его побивать, и не простил ему совершенно. И я хотела бы здесь обратить внимание на то, что бедный человек может быть даже гораздо более жестоким сердцем…

Прот. Андрей Ткачев: Чем богатый. Да, может.

Вопрос: …чем богатый. И как раз больше на него нападок как раз в этом плане. Вот. И поэтому как раз этот должник понес потом наказание.

Прот. Андрей Ткачев: Молодец. Не каждый бедный хороший, не каждый богатый плохой. Это очень… это очень важная мысль.

Однажды я помню такую нищенку на улице одного из городов, где мне приходилось жить, которая говорила: «Спаси вас Господи», — на каждую копейку, которая летела к ней, там, в кружку, и которая провожала проклятиями всякого, кто ничего ей не сказал: «А чтоб ты сел на мое место, а чтоб ты сдох, а чтоб тебя вынесли вперед ногами».

Она такие «благословения» посылала в спину тем, кто проходил, как бы не удосужившись, там, что-то ей положить. И подумал я про то, что она не зря бедная, потому что, если бы она с таким сердцем была богатой, то… ну, извините меня.

Вот я когда-то это рассказывал… Это работает, между прочим. Мне люди… люди потом писали, рассказывали, что работает. Хочешь быть бедным? Я назову вам несколько вещей, которые необходимы для того, чтобы быть бедным.

Берите в долг и не отдавайте. То есть взятый долг и не отданный — он сожжет все твое имущество. Это как бы огонь, забранный тобою, положенный себе в карман, как бы горячий уголь. Он сожжет все твои сбережения. Не отданные долги — они убивают человека. Все должны это услышать.

Потом, нужно обязательно работать в воскресенье, обязательно. Чтобы обнищать, нужно работать в воскресенье. Ну, еще и приворовывай по мелочи, значит, тащи все, что плохо лежит — 100% обеднеешь, пусть не завтра, послезавтра, после послезавтра, через месяц. То есть воруй, не молись, не отдавай долги.

Бедность у тебя ждет впереди тебя, она никуда не убежит, она уже стоит и ждет тебя. Соответственно, для того чтобы быть достаточным, довольным, не говорю — богатым, но довольным, то есть мне хватит, значит, я счастливый. Если богатому не хватает, он несчастен: «Мне мало», — значит, ему плохо.

Чтоб быть довольным, необходимо знать Бога и молиться Ему в воскресенье обязательно, необходимо отдавать долги и давать, в принципе, в долг, потому что рука дающего не оскудевает, ну, и, конечно, не брать чужого.

Я, кстати, людям об этом рассказывал, потом одна дама подошла ко мне: «Я, — говорит, — год назад эти услышала слова, перестала в воскресенье работать, стала ходить в храм Божий, я стала богаче». То есть работает, проверено, мин нет, работает. Да.

Вопрос: Добрый день, отец Андрей. Александр. Вот хочу вспомнить первое, это когда Иисусу задают вопрос, искушая Его, говорят, нужно ли давать подать кесарю. И вторая удивительная история про то, как Петр подошел, спросил у Господа… Нужно было заплатить некий налог, вот, и Он сказал ему, это удивительное чудо, когда иди, говорит, поймай рыбу, и он оттуда достал статир.

Прот. Андрей Ткачев: Статир, да, да. Очень интересная история. И, конечно же, отдавайте кесарю кесарево. И вы, может быть, не помните, на советских деньгах был Ленин. Это древняя привычка — оттискивать профиль великого кого-нибудь на деньгах. Говорит: «Покажите мне монету. Чей образ здесь и надписание?» Ему говорят: «Кесарев». — «Ну, так отдайте кесарю кесарево, значит, а Божие — Богу». Да?

Да, это интересная вещь такая. Она говорит нам о необходимости смиряться перед государством с его товарно-денежными отношениями, с его налогами, с его взиманием штрафов, с его разными этими штуками, обидными и досадными.

Ну, что делать? Отдавайте кесарю кесарево. Раз берут, значит, надо отдавать. Только не забудьте Богу Божие отдать. Это уже другой вопрос — что у нас Божие, что нужно Ему отдавать. Там интересная вещь, кстати.

На чем у нас есть оттиск царского лица и надписание? То есть на монете оттиснуто лицо царя и написано, там, царь Диоклетиан, там, или царь Троян. А у нас на душе есть некая надпись и оттиск — вот это надо Богу отдать, но это уже другая тема другой передачи.

Вопрос: Добрый день, батюшка. Меня зовут Николай. Я банковский сотрудник. Вот хотел у Вас… тоже задать вопрос.

Прот. Андрей Ткачев: Какой банк?

Вопрос: Можно я не буду говорить?

Прот. Андрей Ткачев: Можно.

Вопрос: Хотел у Вас вопрос вот задать. Вот видел несколько таких вот интересных моментов, вот, допустим, взять тот же Афон. Там монахи — они не привязаны даже к вещам, и ценности вот эти финансовые — они как-то не прикипают к ним.

Но вот, если обратить внимание на современное общество, вот сейчас молодые люди хотят быстро, при этом, не работая, получить какие-то материальные блага, вот, порой очень большие. И, как правило, они идут в банк, берут кредиты, как правило, это заканчивается очень плачевно для них, либо для их родителей, либо для родственников. А если это семейные люди, то и в семье порой, там, такие вещи происходят, что трагедии целые жизненные у людей появляются.

А если разобраться, то вот эта вся жажда наживы — она же ведет в никуда. Человек… Личность из этого не получится. Деньги — это же средство взаимодействия между людьми.

Прот. Андрей Ткачев: Коммуникатор такой, да.

Вопрос: Коммуникатор, да, между людьми. Но он, получается, работает по-разному, допустим, для одинокий людей, которые вот монахи, и для семейных людей, вот.

Прот. Андрей Ткачев: По-разному.

Вопрос: Вот как определять, что он правильно работает?

Прот. Андрей Ткачев: Правильная работа механизма, да, определение? Брать в долг или брать в кредит — это чем опасно? Берешь-то ведь чужие, а отдаешь ведь свои, да? То есть это элементарная психологическая ловушка.

То есть легко брать и очень тяжело отдавать, да еще и с процентом, там, где люди берут без нужды, например, оплачивают понты. Например, нищий студент, который ест луковый суп и заедает его, значит, куском черствого хлеба, там, или питается шаурмой, которую есть нельзя, берет кредит, для того чтобы купить себе какой-нибудь гаджет, чтобы все видели, что он статусную вещь у себя имеет.

Это, конечно, преступление по отношению к родителям, к собственному здоровью и вообще к деньгам в принципе, как бы к ведению личного маленького хозяйства. То есть нужно по одежке протягивать ножки, и нельзя кредитами оплачивать понты — ненужную статусную одежду, ненужную статусную мебель, ненужные статусные цацки.

Кредит можно брать, но только в случае ясного понимания, чем отдавать, и ясного понимания, зачем ты берешь эти деньги. Скажем, если ты выдаешь дочку замуж и хочешь взять кредит, для того чтобы отпраздновать такую, ух! такую громкую свадьбу, чтоб всем пыль в глаза пустить, ну, тут ты согрешаешь. Ты отпразднуй ей свадьбу скромно, от этого жизнь молодых не изменится в худшую сторону.

Нету понимания генезиса денег, их происхождения. Поэтому всякий умный богатый человек стремится дать своему ребенку правильное воспитание в плане понимания, откуда что берется.

Есть такая книжка — «Мой сосед — миллионер». Книжка написана человеком, который описывает психологический портрет среднего американского миллионера, который стал миллионером где-то на 50-м году своей жизни.

У него есть счет банковский, он экономит. На каком-то этапе к нему приходит радостное сообщение, значит: «На Вашем счете сумма превысила миллион долларов США». Типичный миллионер. Значит, это не те миллионеры, которые, там, пропадают в ночных клубах Лас-Вегаса, которые тусуются на тусовках со звездами Голливуда. Нет, это работяги, которые зарабатывают свой миллион.

Эти миллионеры, заработавшие миллион своими руками, никогда не покупают новых машин, покупают их на распродажах, боятся купить часы дороже 120 долларов, сами подстригают газонные лужайки возле себя дома, не нанимая для этого прислугу.

Они, как правило, женаты одним браком, потому что человек, имеющий одну жену, одну бывшую жену и еще одну, возможно, будущую жену, никогда не будет богатым. Судебные тяжбы, раздел имущества, алименты — это не дадут тебе накопить. Одна жена, работающая жена, причем нравственная жена, как правило, преподавательница.

Они боятся покупать статусные, костюмы, туфли, золотых запонок у них нету. Нигде не тусуются среди бомонда, вот, и ведут такой очень скромный образ жизни и отдыхают на демократично доступных курортах.

Детей своих на каникулы отдают работать — мыть окна, работать на станциях разборки автомобилей, разносить пиццу, продавать мороженое, для того чтобы первые покупки ребенок сделал за свои заработанные деньги. Тогда он знает, что вот я работал все лето, заработал 380 долларов, и теперь я покупаю себе, там, какой-нибудь магнитофон за свои деньги. Я его не выброшу, не поломаю, не продам, потому что это мое, оно оплачено моим потом. То есть цена вопроса известна человеку.

Очень важно уметь зарабатывать, трудиться. Да, тогда, конечно, человек не будет брать шальные деньги в шальных кредитных организациях или серьезных кредитных организациях. Ну, не продавать же почку потом, да, потом, когда окажется, что платить нечем.

Цену денег нужно знать человеку. Нужно ходить и зарабатывать, когда у тебя уже есть по возрасту возможность неполного трудового дня. Или нужно помогать своим родителям в том, чем занимаются они, чтобы знать цену заработанных денег. Тогда ты будешь их, естественно, беречь, ты не будешь их тратить и не будешь просить на дурное. Ты будешь понимать, что, ну, нельзя. Так долго работали и так быстро проели — как бы как-то стыдно. Давайте поскромнее.

В общем, здесь есть своя философия, которая… которая нужна простому человеку, который не хочет быть миллионером, но и не хочет быть бедным. Потому что бедность — это тоже не благословение для тех, кто ее не хочет. Семейные — неизбежные работяги и неизбежные стяжатели в какой-то степени. Семейные поэтому и спасаются милостыней.

От монаха милостыня не нужна. Монахи, которые желают милостыню раздавать, нарушают обеты, по сути, и любой старец скажем ему: «Перестань. Твое дело не милостыню раздавать, твое дело — молиться Богу за всех. Путь раздает милостыню, кто работает и зарабатывает, а ты сядь здесь тихо, как мышь под веником, в келье своей, и проси Бога за всякую душу. Это твое… это твой труд. Ты для этого монах».

Вопрос: Здравствуйте, отец Андрей. Меня зовут Инна. Я прихожанка храма Воскресения Словущего в Брюсовом переулке. Я помогаю своим родителям финансово очень сильно, помогаю другим своим родственникам. И недавно одни родственники посчитали, что я другим родственникам даю больше, чем им. И, конечно, меня это очень обидело.

Прот. Андрей Ткачев: Обидело, конечно, обидело.

Вопрос: Потому что, ну, я считаю то, что я помогаю столько, сколько я могу, и стараюсь все… все отдавать. И у меня вопрос следующий: все-таки как помогать людям, помогать ли душой, когда ты чувствуешь, что нужно помочь, либо помогать головой? Ну, например, стоит бабушка возле храма, но, на самом деле, этой бабушке не нужны деньги, это просто, знаете, у нее хобби такое, вот.

Прот. Андрей Ткачев: Ну, да.

Вопрос: Вот как помогать — душой или головой? Спаси Господи.

Прот. Андрей Ткачев: Помогать нужно больше головой, чем душой, у кого душа есть. То есть душа пробуждается через милостыню, безусловно, и черствым нужно заставлять себя включаться в чужую жизнь через подаяние. Это пробуждает душу.

Но, если у вас душа и без того разбужена, вам пора голову включать, для того чтоб вам не стать тряпкой в руках любого проходимца. Слишком добрый человек — это человек, которого растерзают. Его съедят, и облизнутся, и начнут искать другого такого же доброго.

Надо понимать эти вещи и включать, конечно, свою голову, потому что вообще дареному коню в зубы не смотрят. А если на каком-то этапе человек начинает смотреть в зубы дареным коням и спрашивать: «А почему им дали больше, а почему мне меньше? Почему вообще про меня забыли и мне не помогают?» — то мы столкнулись с каким-то хамством, с каким-то дармоедством, которое должно быть наказано перерезанием финансового потока.

Мы не обязаны помогать всем подряд в том объеме, в котором они хотят. Мы обязаны делать то, что можем, ради Христа. Но мы также вольны сворачивать лавочку, когда мы встречаем в ответ разрастающийся аппетит, хамство, претензии. Ну, помните, как этот говорит: «А компот?» — такой, да? Не дай человеку умереть, так он тебе жить не даст.

Милующий человек должен быть несколько строг, ну, как Бог, собственно, милующий человека. Он же строгость Свою не забыл, мы же временами просто боимся Его за то, что Он может и наказать за некое обнаглевшее состояние.

Я очень хорошо понимаю то, что Вы говорите, и мне печально от этого, потому что неблагодарность выгоняет милостыню из мира. Милостыню из мира выгоняют те, кто просит без нужды, или он собирает, находясь в кругу какой-то, значит, организации полумафиозной.

Эти люди своей деятельностью закрывают сердца людей на милостыню, они, по сути, выгоняют милостыню из мира. И потом уже, когда кому нужно будет, ты будешь сомневаться, думаешь, а он тоже, может, в какой-то сети, там, замешан такой, значит, и так далее.

Включайте голову, не отдавайте всем все. Лучше, например, имея в руках, например, 30 тысяч рублей, например, на милостыню, можно распорошить их на 30 человек по тысяче, а можно отдать двум по 15, а можно одному 30 целых отдать, только надо знать, кому дать.

Потому что, раздавши 30 по тысяче, ты ничего в мире не изменил. Но, найдя одного, которому действительно нужно, например, у него долги, например, по квартплате, у человека, и нет возможности заработать, чтобы быстро их отдать, ему грозит выселение, там, или, например, отрезание света и газа, и здесь нужна экстренная помощь в больших суммах.

То есть нужно давать точечно и целевым образом. Поэтому в Дидахе, есть такое учение апостолов, говорится о том, что милостыня должна запотеть в руке. Зажми, и пусть запотеет рука с зажатым в ней, найди, кому надо, и дай ему.

Хорошая вещь эта известная восточная поговорка про то… «Дай ему уду… не давай ему рыбу — дай ему удочку. Скажи ему, где река, и дай ему удочку, пусть идет и ловит. Что ты будешь ему каждый раз рыбу носить? Что, он калека, что ли?» Поэтому милостыня при ближайшем рассмотрении очень глубокая вещь.

Был такой в Москве Солодовников, кажется, купец. У него на Кузнецком мосту были целые такие этажи и павильоны, значит, различных магазинов, сдаваемые в аренду. Он был миллионщик. Ходил в стоптанных сапогах, до старости не умел расписываться — имя свое написать, ел в трактирах только вчерашнюю гречку и испитый чай. Называли «Дядя — вчерашняя заварка». То есть он экономил на всем.

Все смеялись над ним, говорили, что это крохобор, что за копейку удавится. Он говорил: «Умру — узнаете», — и ни перед кем не расшаркивался. Когда умер, отписал городу состояние свое, измеряемое что-то, там, больше, чем целый бюджет города, сразу как бы пополнился вдвое.

Оказалось, что на все свои деньги он строил в дальних губерниях — в Вятской губернии, в Костроме, в архангелогородчине — строил училища для девочек-сирот, больницы, дома престарелых. Застроил глубинку огромным количеством богоугодных заведений, никому об этом не рассказывая. 98% денег тратил на людей, не трубя пред собою.

Это люди особенного ума, особенного таланта, люди, которым стыдно быть богатыми, и которые не желают сорить деньгами, купать, там, значит, каких-то барышень в шампанском, покупать дома заграничные. Не надо, они могут жить в деревянном срубе, ходить в стоптанных сапогах, но им стыдно быть богатым для себя, и они умеют благотворить без афиширования.

Таких людей была целая плеяда в дореволюционной России. На Якиманке есть музей предпринимательства, меценатства и благотворительности. Там вам про это очень подробно и интересно расскажут, если пожелаете пойти.

Вопрос: Здравствуйте, батюшка! Меня зовут Лена. Я предприниматель. В православной среде существует два мнения, что милостыню нужно давать с рассудительностью, а другие говорят, что: «Просящему у тебя дай». И…

Прот. Андрей Ткачев: Это Господь говорит.

Вопрос: Ну, да. И каждое воскресенье возле храма у нас стоят люди с пропитыми лицами. Вот им как — давать или не давать? Или давать, но чуть-чуть?

Прот. Андрей Ткачев: Я сторонник того, чтоб давать чуть-чуть. Не давать совсем нельзя, потому что «просящему у тебя дай». Но курочка по зернышку клюет, и они с копеек сыты. То есть не нужно, чтобы ты пришел и дал ему сразу, там, красненькую пятерку. Нужно, чтобы ты дал ему, например, там, 20-30 рублей. Таких, как ты, будет много, и он еще проживет до следующего воскресенья.

Имя Христово должно кормить кого-то. Один знакомый монах приехал в какой-то храм, красивый, новый такой, весь такой, такое, там, все-все-все-все, все-все-все-все. И серьезные люди в храме стояли, и охрана их ждала на улице, и машины возле храма стояли серьезные — все очень красиво.

Говорит: «Не хватает чего-то. Не пойму, чего не хватает. Чего ж не хватает-то?» Думал, думал, к вечеру понял — бедных нету. Должны быть бедные возле храма. Имя Иисуса Христа — христораднички должны быть: «Подайте ради Христа».

Там и обманщик затешется, и там с перегаром затешется, но это ничего не меняет. Потому что вот он стоит — с перегаром, синий и как бы и дрожит, и ты идешь, такая вся красивая, значит, такая молодая как бы, и, так, значит, самодостаточная, такая salfe made wooman такая, идешь помолиться Богу.

Ты для него как богиня. Он нищий, у него нет ничего, а у тебя что-то есть, и ты как бы молодая и успешная. Он, как на Бога, на тебя смотрит, и он понимает свою униженность и говорит: «Барышня, соизвольте, там, ради Господа подать дураку пропитому, там, копеечку».

Если вы подумаете, а как, интересно, я выгляжу перед Богом, когда я у Бога что-нибудь прошу: «Господи, дай мне это, дай мне это», — существует риск, что мы такие же синие, пропитые и ничтожные перед Владыкой неба и земли, когда мы тоже что-то просим у Него: «Господи, не прогневайся, прости меня», — или: «Дай мне вот это».

Я думаю, что там очень похожая сопоставимость такая, и Господь может тебя облагодетельствовать очень сильно, а может дать тебе копеечку, как нищему как бы, но дать надо. Это общевосточный принцип, его и в исламе знают: приступаешь к молитве — раздай милостыню, будешь услышан. То есть дай, дай и иди, молись. Все, это залог того, что будешь услышан.

Есть прекрасная история одна. Какой-то монах из Соловков приезжал в Питер по делам регулярно, останавливался в квартире у одного чиновника. Чиновник попал в немилость, на него пошла кляуза на высочайшее имя — на царя, и его отставили от службы. Ему нечем снимать квартиру, нечем кормить семью. В общем, он постепенно доедает припасы, находится в отчаянии, и еще скоро они пойдут с рукой по улице.

Монах говорит: «У меня здесь есть, в столице, очень много знакомых, и они знают царя. Я должен дать им каких-то денег, чтоб они пошли к царю и попросили его за тебя». Он говорит: «Да, хорошо. А сколько денег, каких?» Он говорит: «Наменяй мне рублей 10-15 медью, там, серебром мелким».

Тот наменял ему, значит, такой мешок получился, значит, всякой меди, там, мелкого серебра. Тот ушел, к вечеру пришел. Говорит: «Я друзей царя попросил, друзья царя попросят царя, все будет хорошо. Ждем». Пару дней проходит, приходит письмо к нему: «Ваш вопрос пересмотрен. Просим явиться туда-то, Вы восстанавливаетесь в службе».

Сработало! Он говорит: «Слушай, а кто ж твои друзья царя?» Он говорит: «Все нищие, сидящие возле храмов города». Храмов там штук сто, и вот они сидят, значит. Он ходил, каждому нищему, там: «Помолитесь ради Христа за раба Божия Николая. Ему сейчас плохо». «Помолитесь ради Христа, ему сейчас плохо, за раба Божия Николая».

Обошел, не поленился, все храмы города, и друзьям царя — нищим — пораздавал по копеечке. Каждый нищий сказал: «Спаси, Господи, раба Твоего Николая». Все нищие Царя попросили. А они друзья Царя, потому что Царь наш тоже был нищий, Христос ведь тоже был нищий.

Так что с нищими, в общем, интересная вещь. Это одна из сторон, касающихся, конечно, денег, потому что «нищий» — это понятие, определяемое отсутствием денег. Вот. Но, как написано в Писании, «нищие всегда будут в народе Твоем». И на Тайной вечере Христос говорил, что «нищих всегда с собой имеете, а Меня не всегда имеете». Так что с нищими тоже надо разобраться. Надо давать. По чуть-чуть, но давать.

Вопрос: Матвей, прихожанин храма Марона Пустынника Сирийского. Отец Андрей, может быть, тогда стоит относиться к деньгам как к возможности их потратить на благие дела, их раздать, помочь малоимущим?

Конечно, мы часто этой возможностью не пользуемся, но главное — не относиться к деньгам как к ценности самой по себе. Потому что деньги ценны для нас ровно настолько, насколько мы можем потратить на что-то благое.

То есть сейчас как раз таки, особенно в молодежи, есть культ денег, культ успеха. В школу можно не идти, главное — прочитать вот какую-то книжку бизнесмена про то, как по-быстрому заработать.

Прот. Андрей Ткачев: Я согласен с Вами. Это именно сдвиг, так сказать, средства на цель. В этом, собственно, и грех. Как Блаженный Августин говорил: «Мы служим тому, чем должны пользоваться, и пользуемся тем, чему должны служить». В этой смеси как бы понятий как бы заключается одно из наших несчастий.

Слово «Бог», между прочим, это же слово из какого языка? Из санскрита. Наш с вами русский язык — он индоиранского происхождения, поэтому персидский язык, санскрит, все, там, родственные им языки — это родственные языки для нас.

То есть у нас не романская группа, у нас ветвь индоиранских языков. И слово «Бог» происходит от санскритского слова Бхаг, которое означает «имеющий все», тот, у кого все. То есть Бог — это богатый всем, поэтому слово «богатство» однокоренное со словом Бог. Бог — это Тот, у Кого все есть, у Него вообще все, и Он хозяин всего, суверенный хозяин. И Он дает тому то, тому то, тому то, тому то. Он раздает эти все богатства.

И наша задача — действительно правильно пользоваться этим. Если мы будем об этом думать и к этому стремиться, наша жизнь станет несколько легче. Один дяденька неглупый сказал, что, если бы все деньги мира собрать в одну кучу, а потом в равных долях разделить ее между всеми людьми, живущими в мире, то уже через неделю или две все опять станет на свои места.

У богатого будет больше, у бедного меньше, потому что пьяница пропьет, дурень потеряет, олух какой-то вложит в какое-то гибельное предприятие и вместо прибыли получит шиш, скряга прибережет, вор украдет, и все раскрутится опять через, там, ближайшее время. Миллионер опять будет миллионером, а нищий опять б… Сказка про старика и старуху. Она вернется к своему разбитому корыту.

То есть у некоторых людей богатство не держится в руках. Ну, мозгов нет, ну, какое богатство? Нету богатства, значит. Если женщин любишь, значит, нищим будешь. Ну, это элементарные вещи, потому что обкрадут, растратят, как бы, значит, по судам затаскают, алиментами завалят. Ну, все, вот тебе и миллионы.

В чем неправда социализма? В том, что социализм по глупости своей предполагает, что всем можно дать поровну, и все будет счастливы. Ничего подобного. Все очень разные. Разгорается печка желаний как бы, а потом уже что? А потом нужны деньги, чтоб это удовлетворять. А денег нету — бери кредит как бы. А потом кредит не отдать — потом прыгай с крыши как бы, значит. Все, и жизнь закончилась. Вот тебе короткий сценарий идиотской жизни.

Но, чтобы так не жить, надо как-то жить по-другому. Собственно, вот мы должны с вами и определить некоторые принципы жизни по-другому.

Вопрос: Здравствуйте. Меня зовут Кирилл. Я студент Сретенской духовной семинарии. Мне вспомнилась история про архимандрита Гавриила, который был наместником Псковского… Псково-Печерского монастыря. Так вот он, когда у него возникали какие-то проблемы в отношениях с монахами или другого рода, он шел и активно раздавал милостыню другим людям. И, я так понимаю, суть этого тоже была как раз в том, чтобы о нем помолились и как бы…

Прот. Андрей Ткачев: Решить проблему. Так оно и есть, да.

Вопрос: …с помощью милосердия, да, он решал свои какие-то проблемы, которые у него возникали.

В жизни вот была, например, ситуация, когда от него разом ушли несколько монахов Псково-Печерского монастыря. Там были проблемы в отношениях между монахами, и он как раз тоже после этого пошел и очень активно раздавал милостыню людям.

Мне вспомнились еще слова апостола Павла из Послания к Тимофею, где он говорит, что сребролюбие — это корень всех зол. Например, святитель Иоанн…

Прот. Андрей Ткачев: Корень всех зол сребролюбие, да, совершенно верно. Так Христа за деньги убили. А что уже… Куда дальше плясать, если за ничтожные серебряные монеты был продан Христос.

Вопрос: Святитель Иоанн Златоуст называет милосердие матерью всех добродетелей. То есть, мне кажется, это можно объединить.

Прот. Андрей Ткачев: Зациклить можно это, да, совершенно верно.

Вопрос: Да. И примером такого милостивого, милосердного, добродетельного человека можно вспомнить князя Льва Николаевича Мышкина из романа Федора Михайловича Достоевского «Идиот». То есть он был таким человеком, каким, по сути, человек должен быть, и какое к нему было отношение окружающих.

Прот. Андрей Ткачев: Ну, да. Навуходоносора помните историю, когда великий царь Навуходоносор вышел на балкон своего дома в Вавилоне и увидал этот огромный город, разбитый на квадраты. Миллион людей, как муравьи, там, копошатся под его ногами. И он сказал, что: «Велика рука моя, там, велики таланты мои, там, силен я, и все это сделала рука… я это сделал все». И он так с восторгом насладился зрелищем великолепного города и покоренных империй.

И в это время был ему голос: «Царь Навуходоносор, тебе говорят, три года будешь, как вол, есть солому и ходить на четвереньках». И он упал на четыре кости, на нем отрасли волосы, и он перестал разговаривать, и ходил на четвереньках, и ел траву. И, что самое главное, слуги его не убили его за эти три года. Они его кормили и ухаживали за ним.

А через три года к нему вернулся разум, он поднялся на ноги свои, благословил Бога Всевышнего. И сказано ему было: «Раздай милостыню и загладь грехи свои».

Милостыня от смерти избавляет, это правда, это очень важная вещь, а заработанная тем более. Украденная не избавляет. Заработай и отдай. Это великое дело.

Вопрос: Меня зовут Филипп. Я занимаюсь отельным бизнесом. Вопрос у меня следующего характера. Вообще как православие относится к тому, можно ли давать в долг знакомым, товарищам? Если можно, то как?

А вообще я хотел еще рассказать одну историю. Вот есть такой ученый, профессор Жак Фреско. Некоторые его мысли мне близки. В интервью с Ларри Кингом в 70-х годах он сказал то, что человечество должно сделать квантовый скачок в своем понимании, для того чтобы пересмотреть вообще капитализм как систему. Как Вы вообще относитесь к этому, и насколько это возможно?

Прот. Андрей Ткачев: Что касается долгов, то в долг давать можно и нужно, но надо, видимо, ведя свое хозяйство, иметь какой-то такой кошелечек сокровенный, из которого давать в долг в случае необходимости или просто помогать кому-то, не принося ущерба своему бизнесу и семье.

Видимо, это какой-то… должен быть какой-то закон работы с прибылью. То есть, когда прибыль приходит, что-то нужно на амортизацию, на заработную плату, там, на себя самого, на какие-то свои нужды, и что-то должно куда-то быть еще отложено, на тот случай, если… Это Златоуст называл «святые деньги».

То есть, скажем, там, ты заработал 150 тысяч, например, да, ты можешь потратить 120, например, там, или 130, но обязательно что-нибудь отложи и не трогай, для себя не трогай.

А когда придет друг и тебе скажет: «У меня вилы, я пропадаю. Мне нужно столько-то, столько-то», — а у тебя уже отложено. И, не чувствуя ущерба для себя, ты можешь дать ему: «У меня есть вот столько, возьми». При этом можно давать без возврата.

Мы же понимаем, что чаще всего долги не отдают или отдают с задержкой, особенно в проблемах. Это, чтобы не ссорится с человеком… Хочешь поссориться — дай в долг. А если ты не хочешь ссориться с ним, то нужно давать так, чтобы, как бы, значит, «не спеши с отдачей, сможешь — отдай».

Вы знаете, что ростовщичество запрещено духовными законами? Вот, например, если я даю вам, допустим, 100 тысяч, и вы потом сделали все, что вам нужно, и вернули мне 100 тысяч, вы поступили так, как поступают дети Адама — по-человечески.

Если я дал вам, там, какую-то сумму и говорю вам: «В принципе, я от себя ничего не отнял, не спеши отдавать. Не сможешь отдавать — не отдавай», — я поступил как Христос. А если я даю тебе, например, те же 100 тысяч и говорю: «Через 3 месяца вернешь 150», — я поступаю как дьявол.

На деньгах это очень хорошо видно. Дал, взял — мы люди. Дал, не взял — по-Божиему. Значит, но, если взял, то надо отдавать, это если я с точки зрения дающего говорю. А если дал и хочешь больше — ты сатана.

Наша банковская система стоит, в принципе, на фундаменте «взять больше». Вся кредитная система стоит на фундаменте «взять больше». В средние века говорили, что такие люди хотят, чтобы деньги делали деньги, как будто это котята или зверята, которые сами дают приплод, понимаете? В этом усматривали некую такую алхимию, когда деньги умножают деньги.

Поэтому можно давать в долг, если есть, что дать. А для того, чтоб было, что дать, необходимо откладывать на всякий случай деньги, которые легко можно будет потом взять и дать нуждающемуся человеку. Такой должен быть, в принципе, механизм благотворительности.

Что касается капитализма, он, конечно, исчерпал себя, как мне кажется, и без глубокой трансформации он ведет нас просто уже в тупик. То есть, у него нет сдерживающих барьеров для обогащения малого числа, для обнищания многих.

Меняется вообще сама атмосфера человеческой жизни, возникает вот этот трансгуманизм — эра такого нового человека, который будет полуробот, полуживотное. И это какие-то самые сложные футуристические вещи, можно уже проглядывать сквозь ткань происходящего. Если мир не будет трансформирован, он вступит в череду жутких потрясений. В этом я согласен, да.

Вопрос: Здравствуйте. Меня зовут Георгий. Сегодня уже прозвучало, что деньги являются средством, а ввиду рекламы, которая очень много навязывает, как остаться собой, как не клюнуть на эти приманки, и как использовать деньги по назначению?

Мне не нужен такой дорогой телефон, но мне о нем столько говорят, что я… я иду, беру кредит и покупаю этот телефон. Вот каким образом не покупаться на вот эти уловки, как перебороть в себе вот эти ложные «хочу»? Как понять, что мне, на самом деле, надо?

Прот. Андрей Ткачев: Я думаю, Георгий, нужно знать больше, чтоб не увлекаться меньшим. Почему, например, так нужна вера? Потому что область веры открывает перед человеком такие горизонты, которые превышают и по качеству, и по всем другим параметрам область земных отношений. И тебе трудно увлечься вот этим, потому что ты знаешь, что есть большее.

Если же большего для тебя нет, это не… и все, что есть в мире, это только то, что можно купить, съесть, на себя одеть, там, лизнуть, понюхать, тогда ты будешь неизбежно вращаться в кругу этих предлагаемых товаров и услуг. Ты будешь рабом и заложником всего, что будет творится перед глазами. Это тупик, отсутствие перспективы, отсутствие этого воздуха других миров, поэтому у человека нету просто вариантов.

Вопрос: То есть иметь, но не становиться рабом?

Прот. Андрей Ткачев: Это трудно, но возможно. Иметь, но не становиться рабом — это… это то же самое, что не иметь и не завидовать. Потому что хорош не тот, кто не имеет, хорош тот, кто не имеет и не завидует.

Ведь, опять-таки, революция — она взбудоражила огромное количество бедных людей на чувстве зависти, она вложила им в руки, там, булыжники, вилы, там, пистолеты на фоне того, что ты должен иметь то, что есть у них. «Убей его, и все станет общим» — это был очень простой посыл, которому нужна была зависть, как порох, и пропаганда, как фитиль. Вот тебе и динамит.

То есть важно не то, чтобы не иметь, важно не иметь и не завидовать. А если ты имеешь, то важно иметь и не гордиться, иметь и не цепляться, иметь и не считать себя лучше, чем те, кто не имеет. Вот здесь очень много внутренних составляющих.

Вопрос: Здравствуйте. Меня зовут Тимур. У меня такой вопрос. Мы сегодня выяснили, что мы отдаем кесарю, да, но как-то не особо выяснили, что мы отдаем Богу.

Прот. Андрей Ткачев: Да.

Вопрос: И, то есть, хотел бы поговорить. Вот приведем в пример обычного работающего человека. Вот он исполняет свои обязанности, работает, тратит время, труд, силы и получает за это, к примеру, зарплату.

Но вот, к примеру, один раз, ну, возьмет и придет меньше зарплата за тот же труд. Он обидится. Ну, само собой, обидно — я сделал ту же работу, что сделал и тогда, может, даже больше, но я получил меньше.

Прот. Андрей Ткачев: Да.

Вопрос: Ну, мне обидно, что зря старался не ради Господа, не ради Него трудился, а ради зарплаты этой.

Прот. Андрей Ткачев: Прекрасный вопрос, да.

Вопрос: То есть мы отдаем Богу не результат своих… своего труда, своих обязанностей, а само выполнение, добросовестно и честно, своих обязанностей.

Прот. Андрей Ткачев: Вы хорошо сказали. Вы хорошо сказали. Потому… Вы… Вы молодец. Потому что, если трудиться только за зарплату, то это будет совершенно бессильная форма действия против расхлябанности, воровства, обмана и головотяпства всякого. Сколько кругом недоделок, ошибок, потому что люди работают без огонька, без любви к тому, чем они занимаются.

Перво-наперво, я думаю, нужно любить то, чем ты занимаешься, притом, я уверен, что бесплатных работ не бывает. То есть, если я сделал свою работу хорошо, а мне почему-то дали денег меньше, это означает, что мне вернется с другой стороны.

То есть, нет такой работы сделанной, которая не была бы вознаграждена. Хорошо сделанная работа будет иметь награду обязательно, только, может быть, не возле кассы зарплатной, как-то по-другому Бог тебя наградит, это обязательно. Надо любить то, что ты делаешь.

Вот, допустим, один святой, Николай Сербский, говорит, что человек выше ангела, например, в том, что ангел не знает радости столяра после вида сделанного табурета, например.

Вот, например, столяр, там, выстрогал досточку, да, как говорят, «я рубаночком радовал досточку», работает с деревом, дерево отдает ему, значит, свою стружку, свое тепло. Потом он это… уложил эту досточку на место, например, и он смотрит — это я сделал.

У ангелов такой радости нету. Вот хозяйка спекла пирог, все поели, и всем вкусно. Все говорят: «Спасибо. Прекрасно. Мы чуть языки не проглотили», — ей приятно. Это радость сделавшего хорошо дело свое человека. Сразу чувствуется, кто любит свое дело, кто не любит свое дело.

Это одна из наград, в общем-то, человеку трудящемуся, что труженик всегда будет делать с любовью то, что он делает, независимо от того, много денег это приносит или меньше, чем вчера. И награда будет обязательно. Хотя, конечно, хочется, чтоб труд был вознаграждаем.

Но, вы знаете, что? Что человек, талантливый в одном, он всегда талантливый еще в чем-то рядом. Как тот еврей в анекдоте, помните? Говорит: «Если бы я был царь, я бы жил чуть-чуть лучше, чем царь — я бы немножко шил на дому». То есть человек бы что-то делал еще, кроме того, что он делает вообще, понимаете? И это условие нормальной жизни.

Сколько беды мы имеет оттого, что работа делается плохо! Приходишь: «Мне нужна справка, там, вот туда-то». — «Хорошо. Придите завтра». Приходишь завтра — справки еще нет. Говоришь: «Почему?» — «Мы не успели». — «А когда прийти?» — «Завтра».

Приходишь на следующее завтра: «Мы не сделали». — «А когда прийти?» — «Не знаю». — «А почему нет?» — «А мы не успели». А им наплевать просто. А мне, что, работы, что ли, нет ходить каждый день сюда, как… это самое… как на работу сюда?

Вот когда люди плохо делают свою работу, мир наполняется проклятиями, раздражением, ненавистью. И потом ты сам свою работу плохо делаешь. Потом ты работаешь тем же поваром, этот чиновник, который тебя мурыжит по коридорам, придет к тебе обедать, и ты ему плюнешь в суп и скажешь: «Нате, ешьте», — ну, тайком, конечно, чтоб он не знал.

Это я не для того, чтоб вы это делали, но… но это… но эта смесь взаимной ненависти из-за того, что все всё плохо делают. Это ж не за… никакими деньгами не исправишь.

Сколько нужно дать денег чиновнику, чтоб он не воровал? Во всех странах спрашивают. Нет такой суммы, которую можно дать, чтоб он не воровал. Нет таких сумм, потому что он ворует не по зарплате, потому что воровство — это принцип жизни, и деньгами здесь ничего не исправишь. Менять надо мозги и душу.

Вопрос: Отец Андрей, приветствую. Меня зовут Никита. Я художник. Вопрос такой: семейный бюджет — кто им должен распоряжаться: мужчина, как-то совместно, или тот, у кого лучше это получается?

Прот. Андрей Ткачев: Тот, у кого лучше получается, мне кажется. Здесь не по половому признаку, не по гендерному признаку. И вообще-то я все думаю, что нужно заводить тетрадки, не для крохоборства, а для контроля «приход-расход». Так будет держаться копейка легче.

Вот то, что есть в бизнесе, приходно-расходные книги, там, эта бухгалтерия вся — она позволяет видеть, куда мы тратим больше, потому что иначе деньги растекаются. У меня этого в семье нету, но мы уже три года об этом говорим. На четвертый год мы это реализуем.

Надо иметь книгу «приход-расход», потом посмотришь, куда мы это потратили. Мы, что, на черешню столько потратили? Так не будем есть столько черешни, потому что уже за газ платить нечем. Ну, допустим. Стыдно будет столько тратить.

Говорит: «Давайте меньше ездить, в метро пересаживаемся». Меньше едим фруктов летом, вот, и меньше красим губы помадой. Смотришь — уже выровнялись цифры как бы. Это поможет, но у меня пока еще этого нет.

В общем, это целая наука, друзья мои, как не быть бедным, и как не охаметь от богатства. Как помочь другим и при этом не считать себя, что ты лучше? Как иметь отложенное, для того чтобы помочь?

В общем, это целая наука — как правильно относиться к деньгам. Это великое искусство. И, слава Богу, что они пока что есть, потому что, когда их не будет, а все будет решаться по карточкам и по печатям на лбу и на руке, тогда уже таких передач не будет тоже.

А пока они есть, и пока есть деньги, у кого-то в кармане, у кого-то дома, в банке, еще есть возможность этими же деньгами купить себе Царство Небесное. До свидания.