Полный текст программы

Прот. Андрей Ткачев:Братья и сестры, здравствуйте! Мы сегодня будем говорить про Рождество. Простейшая вроде бы тема, а на самом деле, бездонная, абсолютно бездонная тема боговоплощения — Бог стал человеком. Ну, и как эта великая новость воспринимается современным человеком, что ему важнее в этом празднике?

Вообще где Христос в Рождестве? Где в этих всех праздниках Господь Иисус? В том, что происходит вообще в мире, на улицах, Господь где? Он там празднуется или… или Его забыли? Я хотел бы, пожалуй, с этого начать. Здравствуйте, братья и сестры!

Итак, я начну с грустного. Святой Николай Сербский говорил, что, если мир представить себе в виде роскошно накрытого стола, и главные действующие лица мировой истории были бы главными персонами за этим столом, то во главе этого стола сидели бы киноактрисы, олимпийские чемпионы и другие спортсмены, профессиональные спортсмены, банкиры, конечно.

Конечно, президенты ведущих стран, даже гангстеры, о которых снимают киносериалы, сидели бы тоже во главе стола. А Иисус Христос сидел бы в конце стола, в лучшем случае, потому что Христос никому не нужен. Он не нужен даже в Рождество, поскольку…

Однажды митрополиту Антонию Сурожскому задали вопрос на лондонском радио. Когда он начал рассказывать на лондонском радио о том, что родился Господь, что Христос… это в Christmasкак раз, в рождественский праздник, его на полном серьезе с большим удивлением спросил радиоведущий: «А что, между Christmasи JesusChristесть что-то общее?»

Он не пошутил, он вполне серьезно спросил: «А что, там… Это что, про Него, что ли, Christmas, про Иисуса?» И так может быть, потому что тем миром, который до сих пор его празднует, в Рождество обращается внимание на все, кроме Иисуса, кроме того, Кто родился, зачем родился, что с Ним дальше будет, каково мое к Нему отношение, дошел ли я до Него в рождественские постовые дни.

Потому что Рождественский пост в западной традиции называется Адвент — это пришествие, то есть Он идет ко мне, а я иду к Нему, как волхвы навстречу звезде. То есть дошел ли я до этой пещеры, встретились ли мы, была ли встреча, поклонился ли я этому младенцу, лежащему в яслях, или это вообще никому неинтересно, а интересна куча разных второстепенных вещей? И вот главная трагедия современного рождественского периода.

Вопрос: Добрый день! Меня зовут Дарья. Я студентка Первого Меда. Отец Андрей, у меня такой вопрос: не является ли христианская традиция миссионерской проповедью? Поясню.

Прожив всю жизнь в Европе, самым ярким воспоминанием праздника стало не отмечание Нового года как просто смены календарного числа, а именно ожидание чуда — прихода в мир Богомладенца Христа, когда вся страна, от окраины до центра площади, становится вертепом, а елка — символом рождественской звезды, так как увенчана ею.

И весь декабрь находятся и живут, пребывают в той атмосфере таинственных событий рождественской истории, которая объединяет всех людей, независимо от социального и возрастного статуса.

Прот. Андрей Ткачев:Я думаю, что рождественские праздники были задуманы как огромный миссионерский проект. Во-первых, праздник Рождества 25 декабря по юлианскому календарю, по старому стилю, то есть у вас выпадает на 7-е по григорианскому.

В общем, 25-е число — это декабрьский праздник, конец декабря, это выбранная дата Святыми Отцами для вытеснения старых языческих праздников. Это был день солнца у римлян, и они праздновали верховных своих богов, Юпитера. Ведь мы не знаем точно календарную дату Рождества Христова. Они заменили главные языческие праздники главным христианским праздником, то есть, заменяя в сознании главные такие смысловые точки.

Колядки, например, если поют, это же обрядовые песни дохристианского характера, они просто были перешифрованы в плане смыслов. То есть вот уже дети или взрослые как пастушки или как пилигримы, как три волхва — они уже поют песни про Христа, хотя в это время много-много веков назад до Рождества Христова на эти мелодии и в эти дни пелись песни другие.

Церковь переформатировала и эту как бы вещь. И старые храмы языческие по всем просторам Римской империи переделывались под христианские святилища, для того чтобы на месте падших богов древности везде и всюду сиял Агнец Божий, закланный и воскресший.

Так же было, в общем-то, и на Руси, так было по всему миру, поэтому все христианское это действие — оно носит миссионерский характер. Но Вы нарисовали идеальную картину — огромный континент, много стран, звезда на каждой елке как Вифлеемская, мы все, как пастушки или как эти волхвы.

А на католических картинах религиозного содержания волхвы рисовались еще иногда нарочито трех рас. Там был один чернокожий, один узкоглазый, один белый, для того чтобы как бы изобразить символически, что все расы должны Младенцу поклониться, все должны дары свои принести.

Так было это задумано, так оно должно и быть, да. Но я думаю, что современные рождественские праздники потеряли огромную часть своего миссионерского запала. Например, в мусульманском мире их совсем не боятся копировать. Вот я еду с мусульманином-водителем, проезжаем — христианская церковь. В Москве, куда ни поедь, везде святилища Божии.

Я спрашиваю: «В храм можешь зайти?» Он говорит: «Я в любой храм могу зайти, куда хочешь, могу зайти. Я только не должен верить так, как вы. То есть ваша вера — мне угроза».

Если бы наша вера, растворенная в рождественских праздниках, таила бы в себе проповедь Христа, то мусульманские страны на курортах не позволяли бы христианам праздновать, и своим людям тоже, рождественские все эти штучки. Понимаете?

Я лично был, например, в Египте много лет… несколько лет назад еще, когда еще жил в другой стране, и попал однажды в Рождество католическое туда. Египтяне, как один, поют JingleBells, знаете, такое, во всех отелях елки стоят, вифлеемская звездочка везде висит.

Если бы они за этими символами видели то, что Вы сказали, что это Вифлеемская звезда, это о Господе, это Богомладенец родился, то они бы это на порог не пустили. А они спокойно размещают это на своих улицах, в своих городах.

Елка даже в Израиле стоять может, хотя все христианское символически — оно противно евреям, ну, не всем евреям, религиозным евреям как угроза их религиозной идентичности. А она может там стоять, потому что она потеряла свой Вифлеемский смысл и превратилась в культурный объект, который безвинно ставится на наших улицах в зимние дни, а потом забирается и, так сказать, рубится на дрова или как-то используется.

Если кто-то будет иметь возможность, желание и время полететь, скажем, в Индокитай, на Мальдивы, на Гоа, там, где мало христиан, там их почти нет, там есть либо мусульмане, либо язычники местные, и там будет христианская символика.

Она таким образом Христа проповедует? Нет. Она в таком виде уже превратилась в какую-то культурную цацку, которая настолько слабо говорит о Господе, что язычников, которые Христа не любят, и мусульман, которые Христа побаиваются, и евреев, которые Его терпеть не могут, она не раздражает уже. Значит, она о Господе не говорит.

Она бы раздражала и пугала их, а она не пугает. Они ее спокойно ставят, не боясь угрозы для себя. Это говорит мне о том, что существует такое понятие как Рождество без Иисуса.

Помните, у Льюиса, опять-таки, эти «Хроники Нарнии», сказки эти, евангельские сказки? Там во владениях злой королевы всегда зима, но никогда нет Рождества.

Там снег лежит, все холодно, но там зима до 25 декабря, там никак не может наступить Рождество, календарь заколдован. И там зима холодная постоянная, а Господь никак не родится. Вот в этом, собственно, суть колдовства этой злой женщины. Да? А вот расколдовалось — там все пошло, там Господь родился, значит, календарь стал нормальным.

А вот у нас другое, у нас колдунья по-другому календарь заколдовала. У нас вроде бы Рождество наступает, но только там Христа трудно заметить. Это истинная печаль потери смысла, когда оболочка осталась, так сказать, одежки остались, а человека из одежек вытащили.

Кстати, заметил, вот есть такие понятия вертепа, когда наряжаются. Там есть несколько символических людей, там обязательно должен быть почему-то черт, там должен быть обязательно какой-то еврей, римский воин — это те, которые убивали вифлеемских младенцев, ну, пастушки, конечно, и ангелы.

И одевают людям на головы, по улице, детям особенно, покупают, одевают на головы атрибуты Рождества: или пастушью шапку, или римский шлем, или чертячьи рожки, или ангельский этот… бублик этот… ой, нимбик такой пушистенький.

Подавляющее большинство детей ходит с рожками. Мало кто просит купить ему нимбик, или римскую шапку, или баранью шапку пастушью. Все рожки хотят, с фонариками такие, с огоньками. И все, как чертенята, бегают, значит, по предрождественским площадям европейских городов при пустых храмах и при том, что все сыты колбасой и вином.

Вот такого Рождества я боюсь, да потому, что: «А что празднуем, господа?» Понимаешь? Там, где празднуют, слава Богу, пусть празднуют вовеки, потому что это вечный праздник. Там, где не празднуют, вот там именно эта печаль.

И, мне кажется, гораздо более честнее вообще ничего не праздновать. Раз уж ты в это не веришь, слушайте, да тогда бросьте вы это все, все вместе — и колбасу, и печеную утку, и горячее вино, и вертепы. Все бросьте, потому что, ну, не верите вы в Того, Кто родился.

Я болезням Запада не радуюсь, потому что все болезни Запада — это наши болезни тоже. Но современная символика Рождества потеряла свою миссионерскую опасность, потому что миссионеров вообще убивают и не любят. Их выгоняют, на них смотрят, как на врагов.

Когда Николай Японский пришел в Японию с попыткой проповеди христианской, один самурай там проходил каждый раз мимо него, буквально зубами скрежеща и за меч держась.

Николай его спросил, уже хорошо зная японский к тому времени: «Ты за что меня так не любишь?» Он говорит: «Я б тебя убил бы здесь, на куски бы покромсал, если бы мог». Говорит: «Вы пришли разрушить нашу традицию, — говорит, — вы, христиане, вы пришли забрать наше прошлое и дать нам свою веру».

К христианской миссии всегда было именно такое отношение. А если тебя пускают со всеми твоими ангелочками и вифлеемскими звездочками всюду, и ты никому не опасен, то значит, ты уже ничего не проповедуешь. Вот чего я боюсь.

Вопрос: Здравствуйте, отец Андрей! Меня зовут Екатерина, работаю в издательской деятельности. Как объяснить неверующему человеку о том, что нужно праздновать православное Рождество, а не католическое? Спрашиваю, потому что я столкнулась с такой идеей, что нужно праздновать все, независимо от того, какой праздник, лишь бы только праздновать.

Прот. Андрей Ткачев:Есть понятие литургического воцерковления, то есть когда ты празднуешь через богослужение. То есть, конечно, кто посещает Литургию, является участником ее и причастником Святых Христовых Таин, тот празднует Рождество тогда, когда служится Литургия Рождественская — Навечерие Рождества, Всенощное бдение и Божественная Литургия Рождества.

Для человека, который литургически невоцерковлен, это необъяснимо, для него это китайская грамота. Это разговор на корейском языке с человеком, который не знает этого языка. То есть он будет смотреть: «Что они говорят?»

У него своя логика, он говорит: «Они Христово Рождество празднуют сегодня, а вы завтра. Я и туда пойду, и туда пойду, чтобы никого не обидеть как бы». Это логически непоколебимая позиция нелитургически воцерковленного человека. У нас нет против нее аргументов.

Есть регионы, где компактно проживают и католики, и православные. В таких регионах бывает много смешанных семей, например, жена православная, а муж католик. И он идет к себе в костел 25-го на рождественскую службу, и она идет с ним как жена. А потом она идет 7-го как православная, а он идет с ней как ее муж. И у них может быть 2 святых вечери — накануне 25-го и накануне 7-го. Понимаете? Я знаю такие семьи.

И возникают, знаете, какая… смех какой, люди прямо спрашивают. Вот пасхальное приветствие какое? «Христос воскрес!» Да? Ответ: «Воистину воскрес!» Все это знают. Это во всех языках мира по-разному произносится, смысл тот же.

Вообще вот на Западе говорят: «Христос родился!» Ответ: «Славьте Его!» Такое приветствие… кстати, его не хватает в нашем православном обиходе, это не только пасхальное, но и рождественское приветствие. В Сербии, я слышал, говорят: «Христос родился!» — «Воистину родился!» Можно так говорить. Почему нет? Христос родился, да.

Так вот, православные спрашивают… У меня соседка католичка. Она мне при встрече, еще до Нового года, говорит: «Христос родился!» А что мне ей сказать?» А некоторые еще такие говорят: «А у нас еще нет!» Смешно получается, да? То есть глупость же, да? Конечно, глупость.

Я говорю: «Надо отвечать ей по ее рождественскому… Потому что и она верит, что сей Иисус, младенец, Он и есть Христос, то есть Христос родился. «Славим Его!» — отвечаешь. У тебя еще праздника не было, но они уже начали праздновать, уже отпраздновали, поэтому отвечай ей по-праздничному: «Славим Его!» Конечно.

Поэтому невоцерковленные люди пусть ходят, куда хотят. В этом они проявляют свою, может быть, какую-то неосознанную любовь к Богу, ну, и уважение к людям, которые имеют веру. Мы не будем их переубеждать.

Нам нужно стремиться не в этом вопросе им все разъяснить правильно, нам нужно стремиться сделать так, чтоб они приходили в храм причащаться. И вот тогда для них станет ценной и Литургия, и наш юлианский календарь, и весь цикл праздников, идущих за ним. Вот только тогда.

Без причастия все рассыпается. Попытка насадить христианские ценности без Литургии, без молитвы, без причастия — это бесполезное занятие. Мы проповедуем какие-то идеи, какие-то принципы, какие-то великие истины такие, а на эти истины находятся какие-то другие истины, противоположные по смыслу или полемического содержания. И мы… слова бьются об слова, и слова рассыпаются в прах.

А вы дайте людям Литургию, дайте им молитву. По этой молитве истосковался мир. Потому что, вот я вижу, стоит два храма, оба пусты, хотя народу на улицах миллион, и праздничные дни. И если в одном храме хотя бы включат магнитофон с литургическими песнопениями, то в этом храме будут люди заходить, оставаться, стоять, ставить свечи. А там, где будет полная тишина, там будет полная пустота.

Храм не должен быть молчаливым. Вот нам что нужно — чтобы люди в храм ходили на молитву, и тогда они всему научатся. Тогда разберемся с календарями и со всем остальным. Иначе это просто ненужное усложнение жизни. Ну, вот я бы хотел, чтоб вы запомнили это хорошее приветствие.

Как долго человечество ждало того времени, когда можно будет сказать друг другу: «Родился Христос!» Говорит: «Правда?» — допустим. Тогда вживую люди спрашивали: «Где?» Говорит: «В Вифлееме». Это же и есть смысл праздника.

Говорит: «Ты знаешь, что Он родился?» — «Кто?» — «Христос». — «Где?» — «В Вифлееме». — «А кто Мама его?» — «Мария». — «Ах, слава Тебе, Боже!» Говорит: «Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех…» Вот оно — это и есть Благовестие.

Какая цель, например, в жизни еврейского праведника? Дожить до рождения Христа. К чему стремилась вся жизнь еврейского народа? «Ну, когда ж Ты придешь?» Что у них в душе болело, о чем они Богу кричали, праведники?

Грешники думали о том, как больше заработать, кого лучше обмануть или что вкуснее съесть, ну, как все остальные люди. А праведники о чем думали, о чем мучились? Говорит: «Да когда ж Ты придешь, когда же придет обещанный Мессия, ну, когда? И вот я уже старый, а я Его не вижу».

Почему Симеон такой великий? Потому что ему было обещано Духом Святым, что он не умрет раньше, чем он сам увидит Христа, собственными глазами. Так у Иова сказано: «Глаза мои, не глаза другого, Его узрят». Они ждали этого дня.

Говорят, что еврейские праведники на смертном одре спрашивали: «Ну что, пришел?» Говорили: «Нет». И они в печали отдавали Богу душу. И наконец, говорит: «Родился, родился!» Говорит: «Христос? Все, забирай мою душу, все, совершилось». Наконец, «ныне отпущаеши», вот «ныне отпущаеши, раба Твоего, Владыко».

Христос родился! Говорит: «Какая красота, действительно. Все, теперь будет другая жизнь. Теперь есть рай, теперь есть прощение грехов». — «А мы что будем делать?» — «Славить, будем славить Его. Славьте Его небо и земля, и море, и все, что в них. Слава в вышних Богу, и на земле мир, в людях благоволение».

Это смысл жизни, на самом деле. Это не просто красиво с точки зрения миссионерства или нежной такой содержательности. Это смысл жизни, и нужно его вернуть туда, где он ослабел. Нужно его принести туда, где его никогда не было.

Но и нельзя, чтобы он исчезал. А он исчезает, знаете, незаметно. Вроде все еще есть, слова все еще произносятся, но уже без сердечного чувства. А все внимание хозяйки направлено на кутью, на гуся, на фаршированную рыбу, и как бы уже в голове только гуси, рыба и все остальное.

Слова все еще произносятся, но уже сердце на них не откликается радостью. Уже смысл слова Христос мало кому понятен. Поди объясни человеку, что такое Христос. Это не фамилия. Иисус Христос — это не значит Иван Петров, например, да? В словосочетании «Иван Петров» Петров — это фамилия, а в словосочетании «Иисус Христос» Христос — это не фамилия, это титул.

Надо было еще доказать, надо было еще узнать, надо было еще удостоверить, что этот Иисус из Назарета, Сын Марии, Иисус ибн Мариам, что Он и есть Мессия. Говорит: «Равви, Ты — Сын Божий, Ты царь Израиля. То есть Ты Мессия». И поклонились Ему. То есть нужно было еще уверовать в Него как в Мессию. То есть мы веруем, что этот Мальчик, родившийся в пещере, — это Господь Иисус Христос, Сын Бога Живого.

Вот эту веру евангельскую нужно, конечно, проповедовать всеми доступными способами и средствами — и колядками, и застольными беседами, и культурой общехристианской, и елками со звездочкой вифлеемской. Но как только смысл уйдет, все станет обидно пресным и бессмысленным.

Вопрос: Здравствуйте! Меня зовут Таисия. Я занимаюсь разработкой лекарств от рака. У меня такой вопрос: что делать, если человек 25 декабря находится в Европе? Как поступать, если у нас еще не наступает в этот момент праздник, а там уже наступает? Что делать?

Прот. Андрей Ткачев:Если Вы сможете найти там православную церковь, которая празднует Рождество 25 декабря, а такие церкви есть, вам стоит туда пойти. Это могут быть греки, румыны, болгары, вот эти церкви, еще некоторые другие празднуют Рождество по календарю, который мы условно называем католическим.

А вот, чтоб вы понимали, что Православная Церковь ведь не едина в праздновании Рождества. Мы сейчас вот живем с вами во времена, когда Константинопольский Патриарх взбаламутил всю жизнь во Вселенной. То есть один человек может перебаламутить всю Вселенную. В начале 2-го тысячелетия разделилась Церковь на Православную и Католическую, в начале третьего Варфоломей новые чудеса вытворяет.

Раньше того, в XXвеке, благодаря Константинополю, получился раскол между Православными Церквями в вопросе празднования Рождества. Ряд Церквей остались на юлианском календаре — это сербы, грузины, русские, афонские монастыри, ряд, а ряд Церквей стали праздновать Рождество 25-го числа.

Как вот мы сейчас и спрашиваем: «Давайте будем едины», — так вот у нас есть те, которое едины, но какого-то рассвета духовности мы не замечаем из-за этого. Мы-то думали, будем праздновать вместе, и воскреснет вера во Вселенной, будет больше благодати, радости, любви, праздника, взаимопонимания и исполнения заповедей.

Просто будем есть больше гусей, на самом деле, как оказалось, просто колбасы больше съедим в один день вместе, и все. А какого-то такого воскресения и рассвета не происходит — оно от другого. От календарных вопросов благодать не приходит.

Поэтому нам нужно… Почему некоторые говорят: «Да зачем мы празднуем по-юлиански? Пора уже по-григориански и нам со всем миром праздновать». Это с точки зрения пожрать и побродить по улицам, в этом смысле праздновать. Да, тогда можно праздновать, когда хочешь. Для таких шалтай-болтаев каждый день — праздник.

А если относиться к этому серьезней, то наше календарное расхождение является защитным барьером для нас от Западного мира, от того, чтоб его болезни так легко к нам не перетекали.

Поскольку люди не учатся благодати, люди учатся глупостям и гадостям быстрее всего. И существует некое культурное разделение, в том числе и календарное, между нами и Западным миром. И оно нужно нам именно как дисциплинарная некая мера защитного барьера для самоидентификации и защиты. Иначе лучше не будет, а хуже, скорее всего.

Так что, друзья мои, если вам случится быть в Западной Европе 25 декабря, знайте, что в это время наши православные братья тоже празднуют Рождество. И если какой-нибудь католик или католичка поприветствует вас…

Знаете, как тем же евреям рекомендуется поздравлять христиан с праздником? Они не имеют права говорить нам, что Христос родился, потому что они не верят в Иисуса как в Христа. Как же им делать? Им нужно говорить примерно так: «У вас праздник? С праздником!»

И вот современный Западный мир примерно так друг друга и поздравляет: «Сегодня праздник? С праздником!» А нам надо сохранить смысл праздника, понимаете? Сохранить и в сердце закопать, так сказать, поглубже. Сердце-то глубокое.

Вопрос: Здравствуйте, батюшка! Меня зовут Даниил. Я студент МГЮА имени Кутафина, учусь на юриста. И следующий вопрос. У меня неверующая семья. И как человеку, который воцерковляется, правильно проповедовать именно Христа в неверующей семье во время праздника? Спасибо.

Прот. Андрей Ткачев:Вот еще беда какая есть, да. То есть, есть те, которые формально празднуют, особо не задумываясь, а есть те, которые не празднуют вообще, потому что не веруют, вообще не веруют.

Во-первых, это беда не одного тебя, а это состояние очень многих людей и семей, где делегированы в отношении к Богу только один или два члена семьи, а все остальные пребывают в полном отчуждении от Него. Во многих наших семьях есть такая беда.

Значит, давайте эту ситуацию для себя кодифицируем как печальную, но не смертельную. Если в семье есть хотя бы один молящийся человек, это уже неплохо. Этот молящийся один в семье человек, по сути, самим фактом своего семейного состояния обязывается к смиренной молитве Богу о всех своих сродниках.

То есть, вот когда ты в праздник пойдешь в храм и будешь размышлять о той пещере, в которой на соломе, в яслях был Спаситель мира рожден и положен, когда ты будешь поклоняться Ему в духе и истине, Младенцу, но уже Христу, потому что Христом нельзя стать, повзрослеть и стать Христом, Христом нужно уже родиться.

Так вот, когда ты будешь кланяться Христу новорожденному, ты там прошепчи Ему пару слов. Вот, допустим, ты кладешь земной поклон, если ты, лбом коснувшись земли, в пол шепчешь, в землю шепчешь, губами буквально земли касаясь, свои просьбы, то ты имей в виду, что ты шепчешь прямо Богу в уши, потому что Христос родился под землей, в пещере ниже уровня земли.

Вот ты кланяешься Богу, родившемуся от Девы, и говори ему: «Господи, вспомни про моего папу, его звать так-то, и мою маму. То есть дай им веру. Аминь!» И проси Его какими-то простыми словами: «Господи, дай веру моим родителям! Господи, открой им глаза и сердце! Открой им уши, чтобы слышали, открой им глаза, чтобы видели, открой им сердце, чтобы чувствовали».

У тебя есть вот именно эти молитвы или другие, какие хочешь, и ты шепчи их Богу в уши, о своих родных. И пусть так делает каждый, у кого есть в семье неверующие люди, даже и в превосходящем числе, в большинстве, а вы в меньшинстве.

Вы — делегат, проситель перед Господом за всех своих родных. Если они попросят тебя прийти к ним, приходи к ним и будь с ними, но главное, чтобы ты в храме почтил праздник, чтобы храм не оставлял, а так, в остальном, сыновняя почтительность от тебя требуется.

Ты обязан быть по-сыновьи почтителен с отцом и матерью, но ты должен молиться Богу о них, чтобы открыть… «Дай им глаза, чтоб они видели. Дай им сердце, чтоб они чувствовали. Дай им уши, чтоб они услышали». Это я сейчас, как молитву, произношу обо всех тех, которые смотрят и не видят, слушают и не слышат.

Как Тихон Задонский молился, говорит: «Дай мне ноги, чтоб я пришел к Тебе! Дай мне руки обнять Тебя! Дай мне уши, чтобы слышать слово Твое!» То есть дай мне Твое и забери мое. То есть, да, нужно молиться о тех, которые не видят, не слышат, не чувствуют, не понимают. «Да отверзятся им духовные очи! Аминь!»

Христос не тогда стал Христом, когда вырос, и Его крестил Иоанн, когда на Него сошел Дух в виде голубине. Христос был Христом с самого рождения. Когда Он родился, Он уже был Христос.

Христом нельзя стать потом при помощи какого-нибудь священного помазания или царского посвящения. Как вот Давид был пастушком, потом на него Самуил елей возлил, и был Дух на нем, и он стал царь, и было в нем новое сердце. Стал новый человек после помазания.

А Христос не после схождения Духа на него стал Христом, а родился уже Христом, то есть родился Христос. А антихристом нельзя родиться, можно им только стать. То есть родится простой мальчик, ну, не простой, конечно, а какой-то селекционно выбранный мальчик, и не где-нибудь, а где-то специально в каком-то месте, которое будет предусмотрено, а потом он станет антихристом.

Поэтому, когда говорят: «Антихрист родился уже», — это во всех смыслах недостоверное суждение, поскольку им нельзя родиться. Вот когда он воцарится над миром, и по телевизору всем его покажут, будут говорить: «Вот ваш новый царь над всей Вселенной», — это будет антихрист. Он станет им, а родиться — нет.

Вопрос: Здравствуйте! Меня зовут Ольга. Я домохозяйка. И у меня такой вопрос.  Каждое Рождество я вспоминаю про один рассказ, который я прочитала в детстве, про то, как Рождество отмечала очень бедная семья.

И детки, когда накрывали стол, они очень хотели, чтобы на столе было именно 12 блюд. Есть такая традиция, что на Рождество должно быть 12 блюд. И вот они никак не могли набрать. Они считали: хлеб, соль, вода. И у меня вопрос именно про 12 блюд — почему их именно 12? Откуда пошла такая традиция, и нужно ли ее строго соблюдать?

Прот. Андрей Ткачев:Традиция 12 блюд — это католическая западная традиция, соблюдаемая ныне в западных областях той же Украины. Я сталкивался с ней неоднократно.

Надо сказать, что эта традиция — она чревоугодническая такая. Они едят то, что, в принципе, в Сочельник есть нельзя. Это едят в Сочельник, в Навечерие Рождества, тогда, когда у нас по уставу нужно есть только кутью, грибы, грибной супчик такой, значит, может быть рыба, но рыбу еще устав запрещает.

Вообще, это нарушение поста. А там естся куча всякого, значит, по числу 12 месяцев. Естся 12 некоторых блюд с пожеланием счастья на все месяцы будущего года. Это то, что легко понять простому человеку.

Там, где соблюдается подробно и тщательно, там вот именно происходит то, что я говорю. Там фаршированная рыба и какие-нибудь голубцы с гречкой как бы вытесняют из головы все остальное, связанное с верой. То есть в этом есть некая своя опасность.

Это ненужная вещь, она излишняя. Это нужно съесть до Всенощной. Это как раз момент переноса праздника из храма за стол. Еще пока есть храм и стол, храм и стол, потом храма все меньше, стола все больше, потом храм исчез — стол остался. За столом… все праздники за столом.

Вот он общий, так сказать, сценарий такого разжижения, такого испарения христианства из мира. Ну что это за праздники, ну что это за свинство? Господи Иисусе!

Все традиции возникают из благочестия, но потом оно имеет опасную тенденцию превратиться в самостоятельную какую-то вещь, которая отнимает слишком много внимания и времени, в самоцель. И в этом виде оно уже превращается в гадость.

Так что я считаю это ненужностью, обременяющей человека накануне настоящего праздника, то есть вечернего богослужения. Накануне Рождества, в ночь рождественскую прочитайте три раза «Отче наш» и три раза «Богородице Дево, радуйся» за всех своих врагов. Это будет вам три блюда.

Потом три раза «Отче наш», три раза «Богородице Дево, радуйся» за всех усопших христиан. Вот вам еще три блюда. Потом три раза «Отче наш», три раза «Богородице Дево…» за свою страну и свою Церковь. Это вам еще три блюда. И потом три раза «Отче наш», три раза «Богородице Дево…» за прощение своих грехов. Это вам еще три блюда.

Вот 12 вам блюд — 12 раз «Отче наш», 12 раз «Богородице Дево, радуйся». Потом, в конце, еще «Верую» и «Помилуй мя, Боже», и вот наелись, все. Вот и отпраздновали.

Вопрос: Здравствуйте, отец Андрей! Меня зовут Михаил. Я инженер из Мытищ. И у меня такой вопрос: как правильно все же подготовиться к Рождеству Христову, и как провести этот все же день правильно?

И еще один у меня вопрос. Часто очень встречаю своих знакомых или друзей, которые в храм очень редко ходят, и в этот день говорят, типа: «Ну, сегодня же Рождество, можно погулять хорошо». Как можно таким людям отвечать на их…

Прот. Андрей Ткачев:Смотрите, Рождественский пост приготовляет человека к самому празднику. То есть мы идем за звездочкой вслед к Вифлеемской пещере. Нам нужно поститься в это время, упражняться в молитве и думать о Господе, то есть постепенное движение к этой Вифлеемской пещере.

То есть считайте, что вы… Вот именно оденьте на себя одежду волхва мысленно, и вы из далекой страны придете в незнакомую Палестину за звездой, туда, чтоб поклониться Царю Израильскому, Который родился в детском теле.

Нужно пожить хорошо внутри Евангелия от Матфея, внутри первых трех глав. Лучше выучить наизусть первые две… две точно и пол третьей главы. Это будет хорошим приготовлением к празднику.

Как неверующему сказать, что в жизни есть много радостей, кроме того, что всем известно? То есть: «Попробуйте, зайдите в храм в день праздника, попробуйте постоять на службе. Попробуйте помолиться Богу, попросить Его о чем-то, просто сказать Ему «слава Тебе». Попробуйте и это тоже».

Люди, кстати, в праздники должны гулять. Люди могут выходить на улицу, благо, тому обычно благоприятствует морозная погода. И в наших краях очень красивая зима, она никому на месте стоять не дает, она заставляет двигаться, ходить, скрипит снегом под ногами.

Можно в гости ходить и принимать к себе гостей, можно. Можно научиться петь, потому что, если вы не знаете ни одной народной песни, ни одной рождественской песни, то как же вы живы до сих пор, и зачем, главное. Для чего, собственно, да?

Поэтому надо как-то объяснять людям, что есть другие цели в жизни. Хотя то, что они хотят, это, кстати, оно тоже имеет место. Вот надо искать такие культурные формы досуга.

В это время в театрах, в кинотеатрах, других культурных заведениях страны будет огромное количество культурно-развлекательных программ для детей, для юношества, для взрослого возраста.

Можно пойти на балет. Можно ж христианам «Щелкунчика» послушать и посмотреть балет? Конечно, можно, да даже жалко, если вы никогда не слышали эту музыку целиком и полн… Не по кусочкам как бы в виде рингтона в телефон, а целиком и полностью, от «а» до «я». Если вы спортивный человек, на лыжи встаньте, допустим, оботритесь снегом с голым торсом, не знаю, что-нибудь еще придумайте, что хотите.

Есть много греховных удовольствий, это правда. Ну, вот задача-то наша с вами общая как бы — свой кругозор расширить, чтобы мы знали, что в мире есть много интересного. Не только вкусного, а еще и интересного, красивого, умного, достойного, вечного даже много в мире есть. И нужно самому это все как-то вбирать в себя, ну, и, конечно же, людям это как-то передавать, транслировать.

Есть такая мысль интересная, что увлеченный чем-либо человек на протяжении своей жизни, никого специально ничему не уча, вовлекает в орбиту своей деятельности 5, 10, 15 и более человек. Если он болен сам плохими вещами, уже без хорошего смысла, он заражает своей заразой окружающих людей неизбежно.

Если он достойно и праведно живет, никому ничего не говоря, он вовлекает в поле своей деятельности окружающих людей. «Ты куда идешь?» Говорит: «Я иду в театр Вахтангова». — «Чего? В театр Вахтангова?» — «Да». — «А что там такое, что показывают? Я вообще ни разу в театре не был. А что, интересно? А можно с тобой?» — «Пойдем».

Стоит тебе начать заниматься полезными делами, как ты начнешь притягивать к себе со временем какие-то отдельные бродячие души, которые не знают, чем заняться.

Синоним праздника — это необязательно вкусно, но праздник — это еще и умно, умно. Праздник — это еще и глубоко, глубоко, мудро, да, может быть мудро, да.

«А расскажите мне про ваш праздник. А что вы празднуете?» Ну, это интересная вещь — рассказать про свой праздник. Даже мама ваша когда-нибудь скажет: «Ну, ладно, сынок, расскажи мне, что ты празднуешь».

Если ты ей, например, скажешь: «Мама, я верю, что великий Бог родился и стал маленьким человеком», — может быть, это будут самые нужные ей слова, а может быть, она ничего не поймет в этих словах.

А если, например, сказать: «Мама, сегодня родился Искупитель наших грехов. Родился Ребенок, Который потом вырастет и умрет за грехи всех людей. И Его смерть будет достаточной, чтоб всем все простить. То есть, когда ты хочешь от грехов освободиться, тебе нужно прийти к Нему, на кресте распятому. А вот сегодня Он только родился».

Он же родился как жертва. Вы же помните, что Ему принесли три волхва? Они же несли Ему что? Сначала золото, а потом ладан, а потом смирну.

Золото — это что? Это царский дар. Царю же нельзя принести глиняный горшок. Тебе голова с плеч за такие хамские подарки. Царю нужно дарить что-то очень дорогое либо ничего. Золото — царский дар. Родился царь.

Ладан — Господь. Кому воскуряется фимиам? Богу. Господь, родился Господь. Царь и Господь. «Христос — Царь и Господь», — так и поется. И, наконец, смирна — это ароматные смешения мастей древесных или травных для помазания мертвых.

Это почему «мироносицы»?  Они как раз… С чем они пришли? С миром, чтобы мазать мертвого, но мира не понадобилось, потому что Он воскрес. А здесь смирна принесена как мертвецу. То есть Ребенка поздравляют, Ему приносят то, чем Его помажут, когда Он умрет.

Можете себе представить, что родился ребенок, к нему приходят с погремушками, с конфетками, и принесли ему погребальное покрывало в подарок. Он только родился, а ты говоришь: «К сожалению, он тоже умрет». Зачем ты об этом сейчас говоришь? Ему еще нужно вырасти, стать человеком, потом… потом об этом скажешь.

А вот с Иисусом так и было, Он только родился, говорят: «А это Тебе, вот Тебя помажут. Когда Тебя убьют, Тебя помажут. То есть это Тебе как будущей жертве».

Понимаете, что Ему принесли? То есть: «Родился, мама…» — если мама спросит, или папа спросит: «Папа, родился Искупитель наших грехов. Родился Тот, Кто будет жертвой за твои грехи, за мои грехи».

И кто знает, что у него есть грехи, и кто хочет освободиться от своих грехов, и кто знает, что своими силами их с себя снять никак нельзя, тот к Христу и идет. Кому Он нужен, этот Младенец Иисус? Тому человеку, который знает, что, кроме этого Иисуса, никто с меня грехи не снимет.

Я же знаю, что грехи есть. Я же пробую их сам как бы снимать — они не снимаются. Так мне надо прийти к Тому, Кто их снимет. Вот Он и снимет, вот я к Нему и иду.

Некающемуся человеку Христос не нужен. Нужен гусь и колбаса, побольше денег в кошельке и побольше шампанского в холодильнике. Все. Кающемуся человеку нужен Иисус Христос, кающемуся. Без покаяния веры вообще нет никакой, одна бутафория и раздражающая деятельность. Покаяние нужно.

Как приготовиться? А вот мы и готовимся. Вот об этом всем надо говорить всю жизнь, на самом деле, для того чтобы в Рождество у тебя сердце выпрыгивало из груди.

Господь родился, я это чувствую. То есть мы даем себе возможность почувствовать, вернее, даем Богу возможность, чтоб наше сердце вдруг заново ощутило силу пришедшего в мир Иисуса Христа, Мессии.

Когда Иосиф засомневался о Марии, о Ее беременности, хотел Ее отпустить, ангел ему во сне явился, говорит: «Иосиф, не бойся принять Марию, жену твою. Родившееся в Ней есть от Духа Святого. Родит Сына, и наречешь имя Ему Иисус».

Ангел говорит Иосифу: «Родится Мальчик, назовешь Его Иисусом. Он спасет людей Своих от грехов их». Каких Своих людей может спасать не роди… только что родившийся Ребенок? Какие Свои люди есть у этого Ребенка? Значит, Ребенок имеет Своих людей и пришел спасти Своих людей от грехов их. Представляете, какие слова? И ангел промолвил слова-то какие. Вот так.

И потом Иосиф этого Мальчика, этого… Иисус, Мария… Что за чудеса вообще? А потом ангел ему говорит: «Встань, возьми Ребенка, возьми Мать и беги в Египет». У Иосифа, во-первых, могли возникнуть вопросы: что это за такой Царь и Господь, Который пришел спасать людей Своих, а Его Самого нужно спасать теперь? То есть мог засомневаться. Нет, берет, идет.

Порядок слов какой: «Возьми Ребенка», — потому что Он самый главный здесь. Вот святое семейство — Иосиф, Мария и Иисус как бы вроде, да? На самом деле, «Иисус, Мария и Иосиф» — правильный порядок слов. Возьми Ребенка, возьми Мать и беги в Египет.

Когда Лоту явился в Содоме ангел, вернее, два ангела, спасать его семью, они сказали Лоту, главному в семье: «Возьми жену, возьми дочерей, и бегите отсюда», — Вот порядок слова обычной семьи. Ты старший, ты мужик. Бери жену, она вторая после тебя, бери детей, и марш отсюда. Спасайте души!

А Иосифу совсем другое говорит: «Возьми Ребенка — Он здесь самый главный вообще, возьми Мать — Она вторая, и делай, что я тебе сказал, спасай их, уходи».

Там каждое слово драгоценно. Это вот этот Матфей — выучить наизусть три главы Евангелия от Матфея или близко к тексту для пересказа. Потому что люди, которые всю жизнь в церковь ходят, они немеют и тормозятся как-то так, зажимаются. То ли у них слов нет, то ли они не научились перекладывать свой личный опыт на личные слова, то ли страх какой-то их схватывает за горло.

Хотя это просто можно в виде игры прорепетировать. Интересно, попробуйте. «Расскажи мне про твою веру. Вдруг ты будешь апостолом еще одним, вдруг ты будешь, как святой Николай, всем помогать. Так расскажи мне про твою веру, в кого ж ты веришь». И вот нам надо рассказать про Рождество Христово, про этого маленького Иисуса.

Вопрос: Здравствуйте, отец Андрей! Меня зовут Ольга. Я работаю в энергетике. Хотела бы продолжить своим вопросом тему про традиции и обычаи. Часто бывает так в нашей… православном мире, в православной стране, что люди верят и знают, что такое за праздник Рождество, отмечают его.

Но, помимо этого, они примешивают нехристианские традиции. Помимо православных колядок, которые славят Спасителя, люди часто идут гадать. Нужно ли как-то переубеждать, объяснять, либо просто смириться —  верят и верят, и слава Богу, Господь их сам приведет? Как быть?

Прот. Андрей Ткачев:Гадание относится к одному из тяжких грехов, тяжких грехов. Независимо от того, что, там, в фольклор или в поэзию вошло: «Раз в крещенский вечерок девушки гадали, за ворота сапожок, сняв с ноги, бросали». То есть Жуковский не искупает этого греха.

То есть гадание, равно как и волшебство, и прочее чародейство, относится к числу таких форм отречения от Бога. То есть ты разрушаешь то, что строишь. Вроде веришь во Всемогущего и тут же пытаешься с черного хода узнать будущее и как-то выхлопотать себе лучшую долю.

Если веришь во Всемогущего — молись  Всемогущему. Значит, ты не веришь, что Он Всемогущий, вообще не веришь, может быть, да, а вот это… То есть гадание — это очень действенное вмешательство в мистический мир.

Но, с твоей стороны, когда ты обращаешься, ты тяжко согреш… не просто согрешаешь. Согрешаешь, например, там, худо-бедно, допустим, когда что? Вместо того чтобы утром встать в 8 часов и заняться чем-нибудь полезным, спишь до 12-ти. Ты согрешаешь, потому что нельзя валяться в постели полжизни, всю жизнь проспишь.

А тут ты тяжко согрешаешь. Ты согрешаешь, когда ты забиваешь гвоздь, например, промахиваешься по шляпке, бьешь по пальцу и говоришь нехорошее слово. Ну, ты реально согрешаешь. А здесь ты тяжко согрешаешь.

Поэтому, если ваши друзья ходят к гадалкам, бабкам-шептухам, ворожеям, приворотным зельем пытаются закрепить чьи-то чувства к себе, или пытаются снять с себя венок безбрачия, или что-нибудь сделают так, чтобы богатство рекой потекло, они смертно согрешают, доказывая свое… свой личный отказ от веры в Господа Бога Вседержителя.

Поэтому сказать ли вам об этом? Сказать. А почему мы с вами стесняемся? Если речь идет о друзьях, то, конечно, сказать. Ведь никто не стесняется говорить ни о чем. Люди, не стесняясь, говорят о сексе с утра до вечера, с ранних лет до глубокой старости, и не стесняются. И по телевизору, и дома, и…

Люди не стесняются матом выражать все свои сокровенные мысли как бы, и, кроме мата, многие не знают никакого другого языка. Кто что любит, тот об этом говорит с утра до вечера.

Нам, христианам, не стесняются говорить, что мы, с одной стороны, дурные, как пни, с другой стороны, мы какие-то агрессивные против… С третьей, мы еще какие-то, с четвертой, мы ретрограды как бы и прошедший день. Нам это все говорят в лицо: «Да вы такие, вы сякие». И только мы почему-то стесняемся сказать друзьям о том, что они смертно согрешают.

Это можно в разных формах сказать. Можно сказать: «Ты смертно согрешаешь!» Это будет как бы, значит, акт развода с этими друзьями, то есть вы уже не друг тогда будете. Скажет: «Ну, говорили же мы, что там не все в порядке». Надо сказать… надо найти форму, это тоже искусство, друзья мои.

Можно сказать: «Девочки, я слышала от одного священника, что это очень тяжелый грех». Это ваше слово к ним, вот именно так. «А ты будешь с нами?» — «Вы знаете, я одну передачу… одну книжку читала, и один священник мне рассказывал».

Или: «Моей подруге… Моя подруга от священника слышала, что это очень тяжелый грех. Таким образом мы доказываем, что мы не верим в Бога Всемогущего и не молимся Ему, с просьбами не обращаемся, а пытаемся как-то вот найти какой-то черный ход, какой-то черный лаз в тайну жизни найти». Вот это слово сказать можно. То есть нужно найти форму выражения, тогда все в порядке. Но нужно говорить, конечно. А как же?

А многие, знаете, как? Многие ведь грешат, не зная, что они грешат. Вот в Советском Союзе это редкие экземпляры — женщины, которые не делали аборт. Потому что им всем внушили, что ты полноправный распорядитель этого кусочка мяса, который в тебе появился, делай с ним, что хочешь, никакого греха нет.

Зуб болит — вырви зуб. Забеременела и не хочешь этого ребенка — вырви его из себя, и до свидания. И они прожили в этом чаду, в этом угаре, знаете, в этом дыму всю жизнь до старости, и только к старости вдруг прозрели.

То ли совесть напомнила, то ли книжку прочли, то ли в церкви сказали, то ли подруги поделились страшной информацией, что: «Манька, а мы ж с тобой убийцы серийные. У тебя сколько душ висит на шее? Семь? А у меня одиннадцать. Нас с тобой нужно расстрелять давно, Манька. Ты и я — убийцы, а мы поняли только к старости». — «А мне не сказал никто. Не сказал никто, я не знала. Мне не сказал никто».

Вот мы с вами должны сказать людям, но в разных формах, да? И про аборт, и про гадание, и про блуд, и про гомосексуализм, и про наркоманию, и про все это надо сказать людям. А как? И про то, что Христос родился, про то, что Искупитель грехов пришел в мир, и что к Нему надо идти с грехами своими. Он доктор — это нужно сказать.

Люди не знают ничего, в том числе и потому… То есть, есть такие, которые и знать не хотят. Но, вы знаете, сказанное слово имеет интересное свойство. Когда ты говоришь одно и то же слово двум, трем, четырем человекам, будет так.

Один скажет: «Ах! Класс, спасибо! Слушай, ты меня просто озолотил. Так это же бесценная информация». Второй скажет: «Ай…» Третий уже: «А, что там, что там?» — он прослушал, потому что он в наушниках был в это время. Ну а четвертый скажет: «Да ну вас всех. Короче, вы все сумасшедшие». Но один останется. Вот ему одному и надо. Сказал всем — один остался. Вот ради этого нам надо говорить.

Только форму ищите доступную и правильную, адекватную форму. Маленькому строго говорить: «Нельзя!» Малый в карман лезет, например, допустим, твой племянник на твоих глазах лезет к твоей сестре, его маме, в карман, чтоб деньги вытащить. По рукам ему, паразиту, и маме сказать, пусть она еще раз ему по рукам — нельзя!

Ты старше, он младше. Он грешит, тяжко грешит. Не остановишь сейчас — в тюрьму сядет через пять лет. Останавливать нужно, тут рукой, тут словом, тут еще иначе. Это наша задача. А как иначе? Адекватно. Старику — с уважением, снимая шляпу, девчонкам — на ухо, как услышанную информацию, малышам — с силой и властью, как старший человек.

Время наше вышло, к сожалению, братья и сестры. «Родился Христос!» В ответ на эти слова, произнесенные с верой, вы должны с верой ответить: «Правда? Наконец-таки», — или: «Действительно воистину родился Искупитель наших грехов». В этом смысл Рождества. Если этого смысла нет, слушайте, бросьте все, все не имеет смысла тоже.

Христос родился! До свидания!